Меню

Уголовное дело есть оборудование но нет документов

Уголовное дело есть оборудование но нет документов

Company

  • Об адвокате
  • Сведения о квалификации
  • Блог адвоката
  • Контакты

В ходе расследования уголовного дела следствие вправе изымать предметы и документы, которые могут являться доказательствами совершения преступления. Как правило, изъятие вещей происходит при проведении обыска, выемки либо осмотра места происшествия.

Часто владельцы изъятых предметов и документов (особенно предприниматели при изъятии ноутбуков и жестких дисков), задаются вопросом: а можно ли вернуть изъятое, и если да, то как это правильно сделать?

Судьба изъятых предметов и документов зависит прежде всего от ответа на вопрос — признаны ли они вещественными доказательства по уголовного делу или нет.

В соответствии со ст.81 УПК РФ вещественными доказательствами могут быть признаны: орудия преступления (к примеру, оружие при причинении телесных повреждений); предметы, на которые были направлены преступные действия (например, взломанный сейф); деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; иные предметы и документы, которые могут помочь в выявлении преступления и установлении обстоятельств его совершения.

Как Вы уже заметили, законом предусмотрен довольно широкий перечень предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу.

Решение о признании изъятых предметов и документов вещественными доказательствами принимает следователь или дознаватель, в производстве которого находится уголовное дело (выносится постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств).

Важно! В случае признания имущества вещественным доказательством
оно хранится при уголовном деле и его судьба решается только после прекращения уголовного дела либо после вынесения судом приговора.

В силу требований ч.3 ст.81 УПК РФ вещественные доказательства после прекращения уголовного дела или вынесения приговора суда могут быть:

  • уничтожены
  • конфискованы;
  • переданы в соответствующее учреждение;
  • переданы в доход государства;
  • переданы законному владельцу.

Судьба конкретного вещественного доказательства после вынесения приговора зависит от того, к какому виду оно относится (орудие преступления — уничтожается, похищенная вещь — передается законному владельцу и т.д.).

Таким образом, возврат вещественных доказательств возможен только после прекращения уголовного дела или вынесения приговора суда и только в том случае, когда такое решение будет принято должностным лицом.

Если учесть, что предварительное расследование и рассмотрение уголовного дела в суде могут длиться годами, то признание изъятых предметов и документов вещественными доказательствами может привести к тому, что их владелец утратит это имущество на длительный срок.

Если изъятые предметы и документы не были признаны вещдоком, то они в силу требований ч.4 ст.81 УПК РФ подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты.

Однако в данному вопросе есть ряд нюансов.

Самая главная проблема – это отсутствие четкого срока, в течение которого следователь должен осмотреть изъятые предметы и документы и принять решение о признании их вещественными доказательствами.

Исключение — уголовные дела о преступлениях в сфере экономики (полный перечень статей перечислен в ч.1 ст.81.1 УПК РФ). По этим делам сроки принятия решения о признании изъятых предметов и документов вещественными доказательствами четко регламентированы. И это существенно улучшает положение бизнеса, поскольку повышает шансы предпринимателей на быстрый возврат изъятых компьютеров, серверов, жестких дисков и т.д.

Согласно ст.81.1 УПК РФ решение о признании изъятых предметов и документов вещественными доказательствами должно быть принято в течение 10 суток с момента их изъятия. Этот срок по объективным причинам может быть увеличен до 30 суток (например, если изъято большое количество вещей). Также срок может быть продлен до окончания проведения экспертизы (в этом случае вопрос о признании изъятого вещественным доказательством должен быть решен в течение 3 суток с момент получения заключения эксперта). При этом возврат изъятого должен осуществляться в течение 5 суток после истечения вышеуказанных сроков.

Однако по уголовным делам, не связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, сроки осмотра и дальнейшего признания предметов и документов вещественными доказательствами четко не регламентированы.

Согласно уголовно-процессуальному закону следователь самостоятельно направляет ход расследования и может принять решение об осмотре и дальнейшем признании предметов и документов вещественными доказательствами в пределах срока расследования с учетом разумного срока уголовного судопроизводства. На практике это означает, что изъятые предметы и документы могут находиться при уголовном деле на протяжении всего предварительного расследования.

Как Вы уже поняли нюансов в вопросе возврата изъятого имущества очень много. Однако в любом уголовном деле для возврата изъятого имущества по инициативе его владельца ему необходимо обратиться в следственный орган с соответствующим заявлением.

Заявление о возврате изъятого имущества подается тому должностному лицу (следователю или дознавателю), в производстве которого находится уголовное дело. Если Вы не располагаете сведениями о конкретном должностном лице, то заявление можно подать в орган, осуществляющий предварительное расследование.

Само заявление составляется в свободной форме, но необходимо сохранять юридический стиль письма и ясность изложения.

В содержание документа должна войти следующая информация:

  • время и место изъятия;
  • обстоятельства изъятия (кем изъято, у кого, в ходе какого следственного действия и т.д.);
  • какие вещи были изъяты (деньги, документы, предметы).

Любое следственное действие оформляется соответствующим протоколом. Факт изъятие также подтверждается протоколом следственного действия. Желательно приложить к заявлению копию протокола обыска, выемки или осмотра места происшествия, в ходе которых проводилось изъятие.

Существует три способа подачи заявления:

    подать лично через приемную или канцелярию органа, осуществляющего предварительное расследование;

направить по почте ценным письмом с описью вложений;

Ваше заявление обязаны рассмотреть и принять по нему одно их двух решений — вернуть изъятое либо отказать в удовлетворении заявления.

Стоит отметить, что в случае отказа Вы имеете право обжаловать решение следователя, подав соответствующую жалобу руководителю следственного органа, прокурору либо в суд.

Если Вам требуется юридическая помощь по вопросу возврата изъятого имущества — приезжайте к нам в гости в офис либо записывайтесь на онлайн-консультацию.

Источник



Справка повышенной опасности

 Фото: iStock

Первое разъяснение Пленума касается сразу нескольких статей Уголовного кодекса. Верховный суд рассказал, как наказывать за использование липовых больничных, поддельных паспортов и справок. Детально растолковал, в каких случаях наказание грозит водителям. Но одновременно разрешил признавать некоторые преступления, связанные с подделкой документов, малозначительными.

Второй опубликованный «РГ» документ растолковывает правила рассмотрения в упрощенном порядке административных дел, где речь идет о споре граждан с государственными инстанциями.

Пленум о поддельных документах разъясняет, что под официальными понимаются любые документы (как бумажные, так и электронные), которые удостоверяют «юридически значимые факты». В нашем законодательстве есть уголовная статья 324 — «Приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград».

Пленум сказал — к документам надо относить только официальные бумаги, «способные повлечь юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения обязанностей или освобождения от них». Например, по этой статье накажут за покупку в интернете листка нетрудоспособности, если по нему выплатили деньги.

К таким же бумагам относится и заключение об отсутствии противопоказаний к управлению машиной, чтобы сдать экзамен и получить права.

Другая статья — 325 УК наказывает за похищение «важного личного документа». Пленум к таким документам относит не только паспорт, но и вид на жительство, военный билет, водительское удостоверение, пенсионное удостоверение, удостоверение ветерана труда, аттестат или диплом об образовании, свидетельство о регистрации транспортного средства и паспорт транспортного средства.

Фото: iStock

Фото: iStock

Верховный суд сказал, что этот перечень не считается закрытым. «Решая вопрос о признании официального документа важным личным, суд должен учитывать характер удостоверяемого этим документом факта, последствия для гражданина, связанные с его похищением, и другие обстоятельства», — объясняет ВС.

Читайте также:  Осмотры и ремонт газового оборудования и газопроводов

Пленум также подчеркивает, что для уголовной ответственности к предмету преступлений по статьям 324 и 325 УК относятся только подлинные официальные документы и их дубликаты, подлинные госнаграды Российской Федерации, РСФСР и СССР, штампы, печати, акцизные марки.

Разъясняет пленум и правила квалификации преступлений по статье 327 УК — «Подделка, изготовление или оборот поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей или бланков». Пленум относит к подложным документам любые поддельные бумаги, удостоверяющие юридически значимые факты, за исключением поддельных паспортов и удостоверений.

Например, это гражданско-правовой договор, диагностическая карта транспортного средства, решение общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме. За использование таких фальшивок накажут штрафом до 80 000 рублей.

Отдельный момент пленума — похищение наград. Суд подчеркивает, что «приобрести» документы или госнаграды можно, купив их, получив бесплатно или просто украв. Ответственность во всех этих случаях будет по статье 324 УК.

По поводу подделки автомобильных номеров пленум объясняет, что под «подделкой» можно понимать не только изготовление заведомо подложных знаков, но и любую правку уже существующего номера. Накажут тех, кто подкрашивает, подчищает цифры на номерном знаке своего автомобиля или меняет его другим способом, чтобы «визуально регистрационный знак выглядел иначе».

Если подделка использовалась не один раз, то сроки давности за такое преступление считать с момента последнего использования подделки. Например, если человек при устройстве на работу принес поддельный диплом, то срок давности считается со дня, когда он закончил трудиться в организации.

Второй документ в «РГ» — это постановление, разъясняющее правила рассмотрения в упрощенном порядке административных дел, где речь идет о споре граждан с государственными инстанциями. Например, когда гражданин оспаривает начисленные налоги или пени. Такая процедура придумана, чтобы разгрузить суды. Но как сказал Верховный суд, упрощенный порядок не может быть применен при рассмотрении административных дел судами апелляционной и кассационной инстанций.

Подчеркнем, что упрощенное производство — это специальный порядок рассмотрения административных дел без судебного заседания и ведения протокола. Там в отличие от приказного производства не предполагается наличие спора. В упрощенном порядке могут быть рассмотрены административные иски, где долг не превышает 20 тысяч рублей.

Источник

Следователям запретили изымать компьютеры, документы и другие вещдоки при обысках фирм

«Российская газета» публикует поправки в УПК, ограждающие бизнес от давления следствия. В статьях, касающихся изъятия вещественных доказательств, детально прописывается, каких фигурантов считать предпринимателями, а значит, попадающими под действие защитных правил.
Следователи не вправе поместить под замок всю оргтехнику фирмы, не дав скопировать информацию. Следователи не вправе поместить под замок всю оргтехнику фирмы, не дав скопировать информацию. Визит правоохранителей не должен разорять фирму. Теперь это закон. Так что отныне люди в масках не смогут прийти в офис и забрать компьютеры, документы, другие вещдоки, чтобы потом долго и томительно все не отдавать.
Например, по закону следователь не может просто так изъять компьютеры в компании, для этого нужны особые причины. И в любом случае, если технику все-таки уносят, надо дать предпринимателю возможность скопировать всю нужную для работы информацию. Это нужно для того, чтобы бизнес не закрылся после визита на фирму правоохранителей.
В одном из своих Посланий президент России Владимир Путин особо подчеркнул необходимость «избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства».
«Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания», — сказал президент.
По его словам, почти половина дел — около 45 процентов — в отношении предпринимателей прекращается, не доходя до суда.
У правоохранителей, конечно, есть право подозревать и разбираться. Само собой, нет ничего страшного, если следователи завели дело, но разобрались, увидели, что вины предпринимателя нет, и прекратили расследование. Страшно другое: когда под видом разбирательства убивают бизнес. Не раз правозащитники высказывали подозрения, что некоторые дела заводятся не для того, чтобы посадить, а чтобы разорить.
«Нередко само расследование становится разрушительным для бизнеса, так как изъятие документации и компьютерной аппаратуры может повлечь остановку работы фирмы, — поясняет председатель Правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Поэтому на законодательном уровне закреплены меры, защищающие бизнес от необоснованного давления правоохранительных органов».
Принятые поправки в закон, говоря простым языком, связывают в разумных пределах руки людям в масках. Они потребовались в том числе потому, что на местах, как показывает практика, далеко не все восприняли сигналы главы государства.
По крайней мере, в общество по защите прав предпринимателей поступают тысячи жалоб от бизнесменов. Например, в Краснодарском крае у индивидуального предпринимателя изъяли партию солнцезащитных очков и хранили на складе более двух лет. Только после того, как жалобы предпринимателя дошли до Генпрокуратуры, товар был возвращен. Причем, как подчеркивает предприниматель, ему вернули товар без каких-либо вопросов. То есть претензий со стороны закона к нему нет. Зачем же очки так долго пылились на складе?
«По данным Верховного суда России, в 2020 году было рассмотрено 4,3 тысячи уголовных дел в сфере предпринимательской деятельности, — рассказывает Владимир Груздев. — По ним перед судом предстали 4,4 тысячи предпринимателей. Дела 1,6 тысячи человек были прекращены по различным основаниям. Осуждены 2,7 тысячи человек. Из числа осужденных к реальным срокам были приговорены девять процентов».
Иными словами, практика наказаний достаточно гуманная. А вот практику расследования уголовных дел надо совершенствовать. Еще один пример: в Хабаровске у фирмы, занимающейся разработкой программного обеспечения, было изъято необходимое для работы оборудование. Компания представлена в шести регионах, и ее работа была полностью парализована. Только после вмешательства организаций, защищающих права предпринимателей, оборудование было возвращено.
Между тем, как подчеркивает советник Федеральной палаты адвокатов России Евгений Рубинштейн, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает ряд гарантий от необоснованного вмешательства в предпринимательскую деятельность.
По его словам, если следствию необходимо изучить информацию, содержащуюся на электронных носителях, он может их изъять только с соблюдением предусмотренных в законе гарантий. Если же особых обстоятельств нет, то технику надо оставить бизнесменам, просмотрев прямо на месте то, что нужно. Такие нормы были введены достаточно давно, чтобы улучшить деловой климат. Однако на практике они не всегда срабатывают. Силовики пользуются тем, что, как указывают правоведы, иногда грань между экономическим преступлением и обычным достаточно тонка. Например, нередко следствие инкриминирует предпринимателям статью «Мошенничество». И тогда люди в погонах искренне уверяют, что речь об обычной уголовной афере. Такой же, как, скажем, игра в наперстки, организация лохотрона или продажа чужой квартиры. И тогда якобы на обвиняемого предпринимателя не распространяются гарантии, предусмотренные для бизнеса.
«Одна из проблем, которая позволяет нивелировать предусмотренные выше гарантии, заключается в аморфном содержании и толковании термина «сфера предпринимательской деятельности», — говорит Евгений Рубинштейн. — Дело в том, что указанные гарантии распространяются только в случаях, когда расследуются уголовные дела о преступлениях в «сфере предпринимательской деятельности». Именно для того, чтобы снизить возможность необоснованного ограничительного толкования указанного термина, принятый закон предусматривает иную, более конкретную формулировку».
Почти половина дел, возбужденных в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда. Но расследование могло убить бизнес
В свою очередь, адвокат, руководитель практики Legal Tech «Бюро адвокатов Де-ре», Виктор Пробичев согласен с тем, что правоохранители часто устраивают маски-шоу, чтобы надавить на бизнес. Например, по его словам, порой визит людей в погонах вызван не каким-то сигналом о возможном преступлении, а просьбой небросовестных бизнесменов. Допустим, фирма «Честный подрядчик» судится в арбитраже с фирмой «Бесчестный заказчик», и последний, используя свои связи с правоохранителями, договаривается о визите силовиков в офис «Честного подрядчика». Зачем? Чтобы изъять оригиналы документов: счета-фактуры, акты, договоры. В итоге подрядчик вынужден приходить в арбитражный суд буквально с пустыми руками. А важные для экономического спора документы лежат в столе следователя, пока он возится с придуманным на пустом месте уголовным делом. Дело потом закроется, документы вернут, но — уже после того, как закончится арбитражный суд.
«Правоохранительные органы зачастую изымаю не только компьютерную оргтехнику и товар, но и оригиналы документов, — рассказывает Виктор Пробичев. — Более того, в нарушении положений закона о полиции , не предоставляют в установленные сроки копии изъятых документов, в случае, если при производстве следственных действий или оперативных мероприятий не имелось технической возможности сделать копии. Это препятствует нормальной деятельности компании».
Новые нормы позволят четко разграничить, в каких случаях на бизнесмена распространяются предпринимательские гарантии, а в каких — нет.
Екатерина Авдеева, руководитель экспертного центра «Деловой России»:
— Для предпринимателей, конечно же, очень важно применение на практике гарантий, предусмотренных законодателем. Действительно особенно остро стоят вопросы, связанные с изъятием документов, цифровых носителей и компьютерной техники. Причем ст. 81.1 УПК РФ содержит очень четкие и разумные сроки, в которые изъятое должно быть приобщено в качестве вещественных доказательств, назначена экспертиза или изъятое должно быть возвращено. Надеемся, что это будет еще один шаг в изменении законодательства для обеспечения гарантий предпринимателей, которые так важны для хорошего делового и инвестиционного климата.
Дмитрий Петровичев, вице-президент «Опоры России»:
— Более трети обращений, которые к нам поступают от предпринимателей ежегодно, касаются вопросов защиты их прав в связи с уголовным преследованием.
Действие закона направлено на то, чтобы было единое понимание по отнесению преступления к предпринимательской деятельности. Это очень важно. Главная цель — исключить различные толкования.
Александр Варварин, статс-секретарь — Вице-президент РСПП:
Новый закон не меняет существующий порядок признания вещественных доказательств, изымаемых, в том числе, у бизнеса, доказательствами. Данный законопроект носит в большей степени уточняющий характер.
Понятие «предпринимательская деятельность» в уголовно-процессуальном законодательстве используется достаточно часто, но его содержание раньше практически не раскрывалось.
Основная проблема была связана с применением статьи 108 УПК в части 1.1, где в отношении предпринимателей введены ограничения на заключение их под стражу. Долгое время складывалась негативная практика, так как суды трактовали термин «предпринимательская деятельность» очень узко. В частности, говорили, что преступления, связанные с предпринимательской деятельностью, касаются только действий индивидуальных предпринимателей — тогда будут действовать особенности заключения их под стражу.
Верховный Суд дважды давал разъяснения, что нельзя давать такие узкие трактовки. Но проблемы сохранялись, и Верховный Суд предложил внести изменения в 108 статью УПК.
На наш взгляд, эти изменения достаточно четко урегулировали, в каких случаях можно заключать предпринимателей под стражу, а в каких нет, но аналогичный термин «преступления в сфере предпринимательской деятельности» до сих пор сохранялся в статье 81.1 о вещественных доказательствах и в статье 164 о правилах производства в следственной деятельности. Применительно к этим статьям сохранялась правовая неопределенность.
Поскольку в статью 108 были внесены уточняющие корректировки, логично было внести соответствующие изменения применительно к статье 81.1 и 164, что и было сделано.
Таким образом, законодатель повысил степень защищенности предпринимателей, и мы надеемся, что на практике будет возникать меньше конфликтных ситуаций при определении понятий «вещественные доказательства» по особому режиму приобщения таких доказательств к делу по преступлениям, совершенным в сфере предпринимательской деятельности.
Изменения абсолютно правильные, мы их поддерживаем. Они во многом носят уточняющий характер — не по процедурам, как приобщать вещественные доказательства и как их изымать у бизнеса, а по описанию случаев, в которых применяются эти особенности.

Читайте также:  Как рассчитать установочную площадь оборудования

Следователям запретили изымать компьютеры, документы и другие вещдоки при обысках фирм

Следователям запретили изымать компьютеры, документы и другие вещдоки при обысках фирм

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии.

Источник

Как защитить бизнес от опасных статей в Уголовном кодексе

Марина Крицкая

Вопросы уголовно-правового характера для бизнеса из года в год становятся всё более актуальными. Достаточно посмотреть на статистику генпрокуратуры и Судебного департамента ВС РФ. Поэтому предпринимателям следует знать, каких ошибок не нужно допускать и как минимизировать риски в своей деятельности.

В большинстве случаев предприниматели сталкиваются со ст. 159 УК РФ (мошенничество). И если в 2018 году, по данным Генеральной прокуратуры РФ, количество доследственных проверок по этой статье было зарегистрировано на уровне 215 000, то в 2019 году оно выросло до отметки 257 000. Текущий год, по предварительным прогнозам, выдаст очередной рост показателя — до 323 000.

Таким образом, за два года рост числа проверок по статье о мошенничестве составит почти 50 %.

На конференции «Снижение налоговых рисков: тренды 2020», организованной компанией СКБ Контур, адвокат Московской коллегии «Князев и партнеры» Алексей Сердюк ответил на следующие вопросы:

В каких случаях предпринимателям предъявляют претензии уголовно-правового характера

Для предъявления претензий уголовно-правового характера должны быть две составляющие:

  1. Основания предъявления претензий. Внимание привлекает либо схема в хозяйственной деятельности, которая может быть расценена правоохранителями как содержащая в себе уголовно-правовые риски, либо сделка.
  2. Попадание информации о фактах в поле зрения правоохранителей. Они должны начать проводить доследственную проверку по данным фактам.

Все схемы, к которым могут возникнуть вопросы, разделяются на 3 большие группы:

Сюда, в частности, входит сотрудничество с фирмами-однодневками. После 2014 года характер работы таких компаний сильно изменился. Сейчас у них нередко есть штат сотрудников, и они даже подают минимальную отчетность. Всё реже встречаются ярко выраженные однодневки с номинальными директорами и массовыми адресами регистрации.

Тем не менее и силовики, и работники ФНС уже научились оперативно выявлять такие призрачные бизнесы. По официальным данным, принятые в 2019 году Росфинмониторингом совместно с ЦБ и правоохранительными органами меры позволили сократить объем сомнительных финансовых операций более чем на 40 %. Количество фирм-однодневок впервые снизилось до 120 000.

Это вывод средств из РФ, схемы с импортом, валютные схемы, ввоз продукции, когда имеет место занижение цены).

Схемы в сфере госзакупок

К ним относятся картельный сговор, сговор поставщика и заказчика, а также ситуации, когда поставщик контролируется представителем госзаказчика.

Пример опасных внешнеторговых схем

Допустим, есть продавец, который реализует товар на территории РФ, он фактически выстраивает коммуникации с производителем: сотрудники отдела закупок направляют заказы производителю, однако, если смотреть на документы, эта продукция закупается у российской компании.

В схеме появляется номинальный импортер, который по документам ввозил товар, фиктивный продавец — нерезидент, который реализует на территории РФ продукцию. Выявление такой схемы может повлечь предъявление претензий по ст. 194 УК РФ (уклонение от уплаты таможенных платежей).

Сегодня минимальный порог, с которого могут предъявить претензии бизнесу по этой статье, — это неуплата в бюджет таможенных платежей на сумму, превышающую 2 млн руб.

Если по мнению правоохранителей эта схема была осуществлена организованной группой, то такие действия могут быть квалифицированы по ч. 4 ст. 194 УК РФ, она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет. При такой квалификации велик риск наказания в виде реального лишения свободы.

Читайте также:  В чем опасность газового оборудования автомобиля

Порой под организованной группой лиц подразумевается деятельность компании (или даже группы компаний), у которой есть сотрудники, занимающие определенные должности и выполняющие определенные роли.

Если компания-продавец переведет денежные средства нерезиденту и впоследствии выяснится, что сделка не выполнялась зарубежным контрагентом, и будет установлено, что руководство компании знало о том, что сделка не планировалась к исполнению, то такая ситуация повлечет риск предъявления претензий по ст. 193. 1 УК РФ. Согласно этой статье, проведение валютных операций с использованием подложных документов предусматривает серьезное наказание: если транзакции превысили рубеж в 45 млн руб., то эти действия квалифицируются по ч. 2 ст. 193.1 УК РФ и предполагают лишение свободы на срок от 5 до 10 лет.

Пример сговора поставщика и заказчика

Тот, кто работает с бюджетом, может столкнуться с попыткой правоохранителей проверить сделку. И это происходит нередко. Чаще всего силовики обращают внимание на использование следующих схем:

  • Сговор заказчика и поставщика
    Зачастую поставщик принимает непосредственное участие в подготовке технического задания, может содействовать в формировании начальной максимальной цены контракта (НМЦК) и консультировать заказчика.
  • Сделка осуществляется поставщиком или компанией, которая имеет непосредственное отношение к представителю госзаказчика, то есть аффилирована с ним — прямо или опосредованно, через родственников, например.

Если в этих двух случаях силовики установят факт завышения стоимости или объемов, когда в контракт включаются работы, которые не планировались к исполнению, либо обнаружат факт ненадлежащего исполнения обязательств, при этом работы будут приняты и оплачены (это актуально для конца года, когда осваивается бюджет), то все эти ситуации «неформальных» отношений с заказчиков могут повлечь предъявление претензий по ч. 4 ст. 159 УК РФ. При этом необходимо выйти за пределы суммы 1 млн руб.

По данной статье предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. Если посмотреть в целом на структуру наказаний по этой статье по прошлому году, которую приводит на своём портале Судебный департамент ВС РФ, то в 55 % случаев назначались реальные наказания.

Последствия работы с однодневками

Налоговая оптимизация тоже таит опасность. Если будет выявлена недоимка на сумму, превышающую 15 млн руб., предприниматели несут риск предъявления им претензий по ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов).

Сегодня такие составы уполномочены выявлять не только работники налоговой, которые в последующем обязаны в соответствии со ст. 32 НК РФ передать данную информацию силовикам, если компания не уплатила недоимку, но и правоохранители. Данная статья предусматривает лишение свободы сроком до 6 лет.

Если обратиться к структуре наказания, то в прошлом году по 13 % дел, в результате рассмотрения их в суде, были назначены наказания в виде реального лишения свободы. А в 2018 году 20 % предпринимателей получили реальные сроки.

Помимо этого лица, которые могут стать фигурантами по делу, несут ещё и финансовые риски. Недоимка и пени, образовавшиеся в связи с деятельностью компании, могут быть переложены на конкретных физлиц, которые проходят подозреваемыми и в последующем обвиняемыми по уголовному делу.

Данная позиция о возможности взыскания недоимки по налогам с конкретных физлиц была подтверждена Конституционным судом в 2017 году (Постановление КС РФ от 08.12.2017 № 39-П) и Верховным судом в 2019 году (Постановление Пленума ВС РФ от 26.11.2019 № 48). Единственное условие, которое дает возможность перекладывания финансовых обязательств с компаний на конкретных фигурантов, — это отсутствие возможности взыскать недоимку и пени с самой компании.

Пленум ВС РФ конкретизировал этот момент. Один из критериев, который может давать основания для взыскания с физлиц недоимки, — это ситуация, когда рыночная стоимость активов недостаточна для покрытия обязательств. Нередки ситуации, когда есть фактические выгодоприобретатели (собственники) и есть операционный директор, и именно последний в итоге несет бремя по обязательствам компании.

Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов в этом году привел конкретные цифры, показывающие, чем чревато для бизнеса увлечение оптимизацией. Независимо от того, был в итоге вынесен приговор или нет, в 40 % случаев бизнес разрушается полностью. Ещё в 44 % – частично.

Отчасти это объясняется длительностью процесса уголовного преследования: в среднем расследование дела, рассмотрение его в суде, отнимает от года до 6 лет. Не каждой компании хватит финансовых запасов, чтобы функционировать всё это время в обычном режиме.

Как возбуждается уголовное дело

Если начать защищать бизнес на этапе предварительного расследования, то шансов получить оправдательный приговор будет «50 на 50». Поэтому нужно начинать защиту на этапе доследственной проверки.

Для возбуждения уголовного дела правоохранители должны собрать доказательства. Несмотря на многообразие сделок и схем финансово-хозяйственной деятельности, всю информацию, которая привлекается силовиками, нужно разделить на три больших блока:

  1. Письменные источники информации (договоры, документы первичной бухгалтерской отчетности и др.). Получаются посредством направления запросов либо в результате визита в офис.
  2. Цифровые источники информации (компьютеры, серверы, телефоны, электронная переписка). Получаются по итогам визита в офис и в результате изъятия носителей информации.
  3. Устные (опросы). Опрашиваются сотрудники компании и сотрудники контрагентов.

Какие ошибки допускают предприниматели

К сожалению, предприниматели совершают ошибки ещё на этапе доследственной проверки. Самая большая ошибка — несвоевременное обращение к адвокату. Бывает, что к нему обращаются только после возбуждения уголовного дела, когда уже собрана критическая масса доказательств и приходится отстаивать отсутствие умысла.

Но есть и другие ошибки:

  • Активное общение по незащищенным каналам связи (электронная переписка, телефоны и т.д.). Это те инструменты, которые позволяют силовикам получить информацию путем негласных оперативных действий. Например, через прослушивание телефонных разговоров.
  • Предоставление информации без оценки содержащихся в ней рисков.
  • Предоставление информации без оценки законности требования полицейских. Далеко не каждое требование силовиков действительно законно и обоснованно, о чём нужно помнить.
  • Хранение документов и электронной информации в офисе. Не ответив на незаконный запрос, вы можете столкнуться с тем, что силовики сами приезжают в офис и пытаются принудительно изъять документы.

Как минимизировать риски

  1. Исключить возможность выявления чувствительной информации посредством негласных оперативно-розыскных мероприятий.
  2. Обеспечить безопасное хранение документации и электронной информации. Лучше, если такая информация отсутствует в офисе.
  3. Соблюдать режим коммерческой тайны.
  4. Подготовить сотрудников компании к проведению оперативно-розыскных мероприятий. То есть провести обучение, информировать сотрудников о правах и обязанностях. Далеко не каждый знает, что обследование помещений и опросы могут проводиться только с согласия. Если силовиков в офис не пускают, то просто так пройти в офис они не вправе.
  5. Оценивать законность и обоснованность запросов о предоставлении документации.
  6. Отказываться от дачи объяснений до формирования защитной позиции.
  7. Отказываться от проведения обследования до оценки возможных рисков.
  8. Активно обжаловать допускаемые нарушения.
  9. Не забывать о профилактике рисков. Нужно выстраивать защитную позицию до того, как вы попадете в поле зрения силовиков. Это и обучение сотрудников, и проверка контрагентов, и формирование показаний руководства.

Чему нужно обучить сотрудников: правам и обязанностям своим и полиции; объяснить, почему необходимо занимать единую позицию, как применять на практике ст. 51 Конституции РФ, как вести себя в ходе опроса и обследования.

О чём должны знать руководители: о противоправных схемах и последствиях их применения, мерах по защите информации, формировании защитной позиции, изменении схемы финансово-хозяйственной деятельности.

Не пропустите новые публикации

Подпишитесь на рассылку, и мы поможем вам разобраться в требованиях законодательства, подскажем, что делать в спорных ситуациях, и научим больше зарабатывать.

Источник