Меню

Решение арбитражного суда по газовому оборудованию

Решение арбитражного суда по газовому оборудованию

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 10 декабря 2013 года N АКПИ13-826

[Заявление удовлетворено, поскольку оспариваемые положения, в части, наделяющей исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту и замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую транспортировку газа по договору с поставщиком газа, противоречат федеральному законодательству]

___________________________________________________________________
Решение вступило в законную силу 14 января 2014 года (Российская газета, N 21, 31.01.2014)
___________________________________________________________________

Верховный Суд Российской Федерации в составе судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., при секретаре Степанищеве А.В., с участием прокурора Масаловой Л.Ф., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению открытого акционерного общества «Рубин-Сервис» о признании частично недействующими пунктов 2, 6, 7, 10, 24-30, 32, 34-36, 80 Правил пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2013 года N 410,

Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2013 года N 410 «О мерах по обеспечению безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования» утверждены Правила пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению (далее — Правила от 14 мая 2013 года N 410). Нормативный правовой акт официально опубликован в печатном издании «Собрание законодательства Российской Федерации», 2013 года, N 21.

Открытое акционерное общество (ОАО) «Рубин-Сервис» оспорило в Верховном Суде Российской Федерации Правила от 14 мая 2013 года N 410 в части норм, раскрывающих понятие «специализированная организация» как газораспределительная организация, осуществляющая по договору о транспортировке газа с поставщиком газа транспортировку газа до места соединения сети газораспределения с газопроводом, являющимся элементом внутридомового газового оборудования, получившая в установленном порядке допуск к выполнению работ (оказанию услуг) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования и имеющая в своем составе аварийно-диспетчерскую службу (пункт 2); предусматривающих, что работы по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, аварийно-диспетчерское обеспечение, в том числе устранение утечек газа и локализация аварий, замена оборудования, входящего в состав внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, выполняются специализированной организацией (пункты 6, 7, 10); указывающих на участие специализированной организации в отношениях, связанных с направлением и рассмотрением заявки (оферты) о заключении договора, проведением проверки комплектности и правильности оформления представленных документов, в том числе на предмет полноты и достоверности содержащихся в них сведений, составлением и подписанием договора о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, письменным уведомлением заказчика об отказе от заключения договора и приостановлении подачи газа (пункты 24-30, 32, 34-36, 80).

Заявитель с учетом последующих уточнений просит признать недействующими пункты 2, 6, 7, 10, 24-30, 32, 34-36, 80 Правил от 14 мая 2013 года N 410 в той мере, в какой содержащиеся в них нормы наделяют исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту и замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования по договору о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую транспортировку газа по трубопроводам. Считает такое правовое регулирование противоречащим статьям 1, 49, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 15 Федерального закона от 27 июля 2010 года N 210-ФЗ «О защите конкуренции», статьям 1, 3, 5, 7, 8 Федерального закона от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», статье 4 Федерального закона от 17 августа 1995 года N 147-ФЗ «О естественных монополиях», статьям 6, 18, 21 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-I «О защите прав потребителей», а также не согласующимся с пунктом 133 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 года N 354. Свои требования мотивирует тем, что нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и других федеральных законов не запрещают иным организациям, не являющимся газораспределительными, заниматься техническим обслуживанием и ремонтом внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, введенные Правительством Российской Федерации с превышением своих полномочий ограничения приводят к полной монополизации на данном рынке услуг, а также к закрытию отечественных субъектов малого и среднего предпринимательства, действующих на этом рынке, препятствуют дальнейшей деятельности ОАО «Рубин-Сервис», осуществляющего на основании договоров с гражданами и заводами-изготовителями надлежащее техническое обслуживание и ремонт (замену) бытового газоиспользующего оборудования (товара), входящего в состав внутриквартирного газового оборудования.

Министерство регионального развития Российской Федерации, представляющее на основании поручения от 12 августа 2013 года интересы Правительства Российской Федерации — заинтересованного лица по делу, в письменных возражениях на заявление указало, что Правила от 14 мая 2013 года N 410 приняты высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации в пределах его компетенции, конкретизируют понятие «специализированная организация», определение которого дано в статье 7 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации». В соответствии с частью 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» допускается принятие органами государственной власти актов, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции. Решение законодательно закрепить обязанность по выполнению работ, связанных с содержанием внутридомового и внутриквартирного газового оборудования, за газораспределительными организациями было принято в целях обеспечения безопасности граждан, использующих газ для бытовых нужд, с учетом многолетнего опыта этих организаций по организации и проведению таких работ и роста числа случаев, связанных с ненадлежащим техническим обслуживанием внутридомового и внутриквартирного газового оборудования.

Федеральная антимонопольная служба, привлеченная к участию в деле на основании части 2 статьи 47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в письменном отзыве на заявление сообщила, что, по её мнению, положения Правил от 14 мая 2013 года N 410, предусматривающие осуществление технического обслуживания внутридомового и внутриквартирного газового оборудования только газораспределительной организацией, ограничили количество хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в этой сфере, привели к устранению с данного рынка услуг определенных хозяйствующих субъектов, в том числе субъектов малого и среднего предпринимательства, что способствует снижению качества предоставляемых услуг в связи с отсутствием конкуренции на указанном товарном рынке.

Выслушав объяснения представителей ОАО «Рубин-Сервис» Иванова B.C., Мачулина А.Б., Миронова С.Е., возражения представителей заинтересованного лица Антроповой В.В., Белова А.В., Кузнецова Е.С., Русских Е.Е., Смирнова А.В., Федорова А.Л., Шевченко А.Н., проверив оспариваемые нормативные положения на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключения представителя Федеральной антимонопольной службы Зайцевой Н.Н., поддержавшей приведенное выше мнение, и прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей заявленные требования удовлетворить, Верховный Суд Российской Федерации находит заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности; коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом; отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

При этом в силу пункта 2 статьи 1 названного Кодекса гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Часть 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» прямо запрещает федеральным органам исполнительной власти, иным указанным в этой правовой норме органам и организациям принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия). В частности, согласно пункту 2 части 1 данной статьи запрещается необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам.

Из приведенных законоположений следует, что права хозяйствующего субъекта на осуществление какого-либо вида деятельности могут быть ограничены исключительно на основании федерального закона либо в предусмотренных федеральным законом случаях.

Правительство Российской Федерации в соответствии с пунктами 4, 5 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации наделено правом принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, на основании и во исполнение данного Кодекса и иных законов, указов Президента Российской Федерации; такие постановления не могут противоречить этому Кодексу или иному федеральному закону.

Правила от 14 мая 2013 года N 410 приняты на основании статьи 8 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации», относящей к полномочиям Правительства Российской Федерации в области газоснабжения утверждение правил поставок газа, правил пользования газом и предоставления услуг по газоснабжению.

Названный Федеральный закон в части второй статьи 7, раскрывая содержание понятия «газораспределительная система», устанавливает, что организация — собственник газораспределительной системы представляет собой специализированную организацию, осуществляющую эксплуатацию и развитие на соответствующих территориях сетей газоснабжения и их объектов, а также оказывающую услуги, связанные с подачей газа потребителям и их обслуживанием. Однако не наделяет такую организацию исключительным правом на выполнение работ (оказание услуг) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования и не содержит норм, ограничивающих либо допускающих возможность ограничения при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению прав иных хозяйствующих субъектов на осуществление самостоятельного вида деятельности, связанного с выполнением указанных работ (оказанием услуг).

Пункты 2, 6, 7, 10, 24-30, 32, 34-36, 80 Правил от 14 мая 2013 года N 410 в их нормативном единстве предусматривают, что работы по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования выполняет и участвует в отношениях, связанных с заключением, исполнением и прекращением договора на выполнение этих работ, исключительно газораспределительная организация, осуществляющая по договору о транспортировке газа с поставщиком газа транспортировку газа до места соединения сети газораспределения с газопроводом, являющимся элементом внутридомового газового оборудования; наделяют газораспределительную организацию правом по собственной инициативе направлять заявку (оферту) заявителю о заключении договора о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования на условиях прилагаемого к заявке (оферте) проекта договора, ограничивая перечень случаев, когда потребитель коммунальной услуги может отказаться от заключения такого договора.

Таким образом, нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации хозяйствующие субъекты, не являющиеся газораспределительными организациями, лишены права выполнять работы (оказывать услуги) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования. Установление к хозяйствующим субъектам требований, не предусмотренных федеральным законом и необоснованно препятствующих осуществлению их деятельности, привело к ограничению гражданских прав этих хозяйствующих субъектов, устранению конкуренции в соответствующей сфере товарного рынка, лишило потребителей коммунальной услуги по газоснабжению свободного выбора контрагента по договору о техническом обслуживании и ремонте указанного газового оборудования.

Данный вывод подтверждается и письменными пояснениями Федеральной антимонопольной службы о том, что согласно сведениям, представленным её территориальными органами, на территории Российской Федерации деятельность по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования осуществляют 240 хозяйствующих субъектов, из них 62 — не являются газораспределительными организациями и лишены возможности продолжать эту деятельность, за истекший период 2013 года поступило 340 заявлений о нарушении газораспределительными организациями антимонопольного законодательства, из них 125 — на действия (бездействие) газораспределительных организаций, связанные с оказанием названных услуг, поступают также жалобы, в том числе от физических лиц, на отказ специализированных организаций в опломбировке приборов учета газа, установленных сторонними организациями.

Утверждение представителей заинтересованного лица Белова А.В. и Русских Е.Е. о том, что оспариваемыми нормами права хозяйствующих субъектов на занятие предпринимательской деятельностью не ограничены, так как они могут продолжать выполнять работы (оказывать услуги) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования по договорам субподряда, заключенным с газораспределительными организациями, лишено правового основания. Предоставление возможности осуществлять предпринимательскую деятельность только по договору субподряда не устраняет нарушение права хозяйствующего субъекта на осуществление избранного им вида деятельности, существенно ограничивает гражданские права, приобретаемые в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданами и юридическими лицами своей волей и в своем интересе.

Нельзя признать обоснованными и приведенные в возражениях на заявление доводы о том, что решение законодательно закрепить обязанность по выполнению соответствующих работ за газораспределительными организациями было принято в целях обеспечения безопасности граждан, использующих газ для бытовых нужд, и с учетом роста числа несчастных случаев, связанных с ненадлежащим техническим обслуживанием и ремонтом внутридомового и внутриквартирного газового оборудования. Постановление Правительства Российской Федерации не является законодательным актом и не может противоречить федеральному закону независимо от того, в каких целях оно принято. Тем более что суду не представлено в соответствии с требованиями части 1 статьи 249 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств того, что причиной роста числа несчастных случаев является ненадлежащее исполнение своих обязательств не газораспределительными организациями, а иными хозяйствующими субъектами, выполняющими работы (оказывающими услуги) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования.

Читайте также:  Как правильно вводить оборудование в эксплуатацию

Ссылка представителей заинтересованного лица на решение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 июня 2011 года N ВАС-5234/11 не имеет правового значения. Предметом проверки по названному делу являлась правовая норма, содержащаяся в другом нормативном правовом акте (пункт 3 Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 года N 549), в удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью «Плазма», оспаривавшего этот акт, было отказано по тому основанию, что общество осуществляет техническое обслуживание газоиспользующего оборудования, а действие этих Правил на данные отношения не распространяется.

Правила от 14 мая 2013 года N 410 в части, ограничивающей гражданские права хозяйствующих субъектов на осуществление вида деятельности, не запрещенного федеральным законом, противоречат требованиям пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 49, статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» и подлежат признанию недействующими в этой части со дня вступления решения суда в законную силу.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

Заявление открытого акционерного общества «Рубин-Сервис» удовлетворить. Признать недействующими со дня вступления настоящего решения в законную силу пункты 2, 6, 7, 10, 24-30, 32, 34-36, 80 Правил пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2013 года N 410 «О мерах по обеспечению безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования», в части, наделяющей исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту и замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую транспортировку газа по договору с поставщиком газа.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Н.К.Толчеев

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
файл-рассылка

Источник



Решение Верховного Суда РФ от 05.06.2015 N АКПИ15-362

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

от 5 июня 2015 г. N АКПИ15-362

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

при секретаре С.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Б. о признании недействующими подпункта «к» пункта 9 и пункта 46 Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 г. N 549,

постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 г. N 549 утверждены Правила поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан (далее — Правила).

Нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 28 июля 2008 г., N 30, «Российской газете» 1 августа 2008 г.

Для заключения договора поставки газа заявитель направляет оферту в письменной форме газоснабжающей организации. Согласно подпункту «к» пункта 9 Правил к оферте прилагается копия договора о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования.

В соответствии с пунктом 46 Правил до приостановления исполнения договора поставщик газа обязан направить абоненту уведомление по почте заказным письмом (с уведомлением о его вручении) о предстоящем приостановлении подачи газа и его причинах не позднее чем за 20 календарных дней до дня приостановления подачи газа.

Гражданин Б. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими подпункта «к» пункта 9 и пункта 46 Правил, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат части 2 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, статье 5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статье 4 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», части 1 статьи 215.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и нарушает его права и права членов его семьи на пользование жилым помещением в зимний период из-за отключения газа.

Б. извещен о времени и месте судебного заседания, в суд не явился.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации (поручение от 27 марта 2015 г. N СП-П9-1973).

Представитель Правительства Российской Федерации К. возражала против удовлетворения заявленных требований и пояснила суду, что оспариваемые положения нормативного правового акта изданы в пределах полномочий высшего исполнительного органа государственной власти, соответствуют действующему законодательству и не нарушают прав и свобод граждан.

Выслушав объяснения представителя Правительства Российской Федерации К., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Определяя правовые, экономические и организационные основы отношений в области газоснабжения в Российской Федерации, Федеральный закон от 31 марта 1999 г. N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» к полномочиям Правительства Российской Федерации в области газоснабжения относит утверждение правил поставок газа, правил пользования газом и предоставления услуг по газоснабжению (статья 8).

Правительство Российской Федерации во исполнение предписаний федерального законодателя издало Правила поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, которые регламентируют отношения, возникающие при поставке газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан в соответствии с договором о поставке газа, в том числе устанавливают особенности заключения, исполнения, изменения и прекращения договора, его существенные условия, а также порядок определения объема потребленного газа и размера платежа за него.

Раздел II Правил регулирует порядок и условия заключения договора поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан.

Гражданский кодекс Российской Федерации офертой признает адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать существенные условия договора (статья 435).

Правила, регламентируя действия заинтересованного физического или юридического лица по направлению оферты, требования к оферте и перечень необходимых документов, прилагаемых к оферте, в подпункте «к» пункта 9 предусматривают, что к оферте прилагается копия договора о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования.

Газоснабжение — это одна из форм энергоснабжения, представляющая собой деятельность по обеспечению потребителей газом. К отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, согласно статье 548 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются правила о договоре энергоснабжения (статьи 539 — 547).

Федеральный закон «О газоснабжении в Российской Федерации» в статье 18 предусматривает, что поставки газа проводятся на основании договоров между поставщиками и потребителями независимо от форм собственности в соответствии с гражданским законодательством и утвержденными Правительством Российской Федерации правилами поставок газа.

Гражданский кодекс Российской Федерации в пункте 1 статьи 539 устанавливает обязанность абонента не только оплачивать принятую энергию, а также обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии. Следовательно, обязанность по обеспечению безопасности эксплуатации находящихся в ведении потребителя энергетических сетей и исправности используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии, в силу закона возложена на потребителя.

По смыслу пункта 21 части 2 статьи 2 и пункта 1 статьи 36 Федерального закона от 30 декабря 2009 г. N 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» требования по осуществлению технического обслуживания и текущего ремонта носят обязательный характер, относятся как к зданию и сооружению в целом, так и к входящим в его состав объектам систем инженерно-технического обеспечения и их элементам, и являются неотъемлемой частью процесса эксплуатации этих систем, обеспечивающей его безопасность.

Взрывобезопасность, механическая, пожарная, термическая, химическая, экологическая и электрическая безопасность, а также исправность внутридомового и внутриквартирного газового оборудования в процессе их использования и содержания достигаются путем технического обслуживания и ремонта указанного оборудования, выполняемых на основании договора, заключаемого между заказчиком и исполнителем.

Отнесение газа и соответствующего оборудования к опасным объектам подтверждено основными межгосударственными стандартами.

Так, пунктом 1.4.1 Межгосударственного стандарта «Газы горючие природные для промышленного и коммунально-бытового назначения. Технические условия» (ГОСТ 5542-87, утвержденный постановлением Госстандарта СССР от 16 апреля 1987 г. N 36) установлено, что газ (природный и сжиженный) как источник топлива для коммунально-бытового потребления по степени воздействия на организм человека относится к веществам 4-го класса опасности, а также способен образовывать с воздухом пожаро- и взрывоопасные смеси.

Согласно статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Правительство Российской Федерации, осуществляя правовое регулирование отношений по поставке газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, установило, что для заключения договора поставки газа заявитель при направлении оферты прилагает к ней копию договора о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования. Эти положения Правил не могут рассматриваться как ущемляющие права потребителей, предоставленные им Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», и противоречить принципу свободы договора.

Пункт 46 Правил устанавливает порядок приостановления исполнения договора, который предусматривает, что до приостановления исполнения договора поставщик газа обязан направить абоненту уведомление по почте заказным письмом (с уведомлением о его вручении) о предстоящем приостановлении подачи газа и его причинах не позднее чем за 20 календарных дней до дня приостановления подачи газа.

В силу статьи 546 Гражданского кодекса Российской Федерации перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон, за исключением случаев, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан. О перерыве в подаче, прекращении или об ограничении подачи энергии энергоснабжающая организация должна предупредить абонента (пункт 2). Перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом и без соответствующего его предупреждения допускаются в случае необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии при условии немедленного уведомления абонента об этом (пункт 3). Законодатель связывает возможность перерыва в подаче, прекращения или ограничения подачи энергии, в том числе, с вопросами безопасности эксплуатации внутридомового и внутриквартирного газового оборудования, и оспариваемый пункт 46 Правил соответствует приведенным законоположениям.

Доводы заявителя о противоречии пункта 46 Правил нормам Налогового кодекса Российской Федерации, Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Жилищного кодекса Российской Федерации, Федеральному конституционному закону «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», Уголовному кодексу Российской Федерации несостоятельны, поскольку данные кодексы и законы относятся к иным сферам нормативного правового регулирования.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

в удовлетворении заявления Б. о признании недействующими подпункта «к» пункта 9 и пункта 46 Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 г. N 549, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме.

Источник

О признании недействующими Правил пользования газом в части исключительных прав ГРО обслуживать ВДГО и ВКГО — решение ВС РФ №АКПИ13-826 2013

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ
от 10 декабря 2013 г. N АКПИ13-826

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К.,
при секретаре С.А.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению открытого акционерного общества «Рубин-Сервис» о признании частично недействующими пунктов 2, 6, 7, 10, 24 — 30, 32, 34 — 36, 80 Правил пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2013 г. N 410,

постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2013 г. N 410 «О мерах по обеспечению безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования» утверждены Правила пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению (далее — Правила от 14 мая 2013 г. N 410). Нормативный правовой акт официально опубликован в печатном издании «Собрание законодательства Российской Федерации», 2013 г., N 21.

Читайте также:  Оборудование для термообработки деталей

Открытое акционерное общество (ОАО) «Рубин-Сервис» оспорило в Верховном Суде Российской Федерации Правила от 14 мая 2013 г. N 410 в части норм, раскрывающих понятие «специализированная организация» как газораспределительная организация, осуществляющая по договору о транспортировке газа с поставщиком газа транспортировку газа до места соединения сети газораспределения с газопроводом, являющимся элементом внутридомового газового оборудования, получившая в установленном порядке допуск к выполнению работ (оказанию услуг) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования и имеющая в своем составе аварийно-диспетчерскую службу (пункт 2); предусматривающих, что работы по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, аварийно-диспетчерское обеспечение, в том числе устранение утечек газа и локализация аварий, замена оборудования, входящего в состав внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, выполняются специализированной организацией (пункты 6, 7, 10); указывающих на участие специализированной организации в отношениях, связанных с направлением и рассмотрением заявки (оферты) о заключении договора, проведением проверки комплектности и правильности оформления представленных документов, в том числе на предмет полноты и достоверности содержащихся в них сведений, составлением и подписанием договора о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, письменным уведомлением заказчика об отказе от заключения договора и приостановлении подачи газа (пункты 24 — 30, 32, 34 — 36, 80).

Заявитель с учетом последующих уточнений просит признать недействующими пункты 2, 6, 7, 10, 24 — 30, 32, 34 — 36, 80 Правил от 14 мая 2013 г. N 410 в той мере, в какой содержащиеся в них нормы наделяют исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту и замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования по договору о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую транспортировку газа по трубопроводам. Считает такое правовое регулирование противоречащим статьям 1, 49, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 15 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ «О защите конкуренции», статьям 1, 3, 5, 7, 8 Федерального закона от 31 марта 1999 г. N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», статье 4 Федерального закона от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ «О естественных монополиях», статьям 6, 18, 21 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», а также не согласующимся с пунктом 133 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. N 354. Свои требования мотивирует тем, что нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и других федеральных законов не запрещают иным организациям, не являющимся газораспределительными, заниматься техническим обслуживанием и ремонтом внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования, введенные Правительством Российской Федерации с превышением своих полномочий ограничения приводят к полной монополизации на данном рынке услуг, а также к закрытию отечественных субъектов малого и среднего предпринимательства, действующих на этом рынке, препятствуют дальнейшей деятельности ОАО «Рубин-Сервис», осуществляющего на основании договоров с гражданами и заводами-изготовителями надлежащее техническое обслуживание и ремонт (замену) бытового газоиспользующего оборудования (товара), входящего в состав внутриквартирного газового оборудования.

Министерство регионального развития Российской Федерации, представляющее на основании поручения от 12 августа 2013 г. интересы Правительства Российской Федерации — заинтересованного лица по делу, в письменных возражениях на заявление указало, что Правила от 14 мая 2013 г. N 410 приняты высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации в пределах его компетенции, конкретизируют понятие «специализированная организация», определение которого дано в статье 7 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации». В соответствии с частью 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» допускается принятие органами государственной власти актов, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции. Решение законодательно закрепить обязанность по выполнению работ, связанных с содержанием внутридомового и внутриквартирного газового оборудования, за газораспределительными организациями было принято в целях обеспечения безопасности граждан, использующих газ для бытовых нужд, с учетом многолетнего опыта этих организаций по организации и проведению таких работ и роста числа случаев, связанных с ненадлежащим техническим обслуживанием внутридомового и внутриквартирного газового оборудования.

Федеральная антимонопольная служба, привлеченная к участию в деле на основании части 2 статьи 47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в письменном отзыве на заявление сообщила, что, по ее мнению, положения Правил от 14 мая 2013 г. N 410, предусматривающие осуществление технического обслуживания внутридомового и внутриквартирного газового оборудования только газораспределительной организацией, ограничили количество хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в этой сфере, привели к устранению с данного рынка услуг определенных хозяйствующих субъектов, в том числе субъектов малого и среднего предпринимательства, что способствует снижению качества предоставляемых услуг в связи с отсутствием конкуренции на указанном товарном рынке.

Выслушав объяснения представителей ОАО «Рубин-Сервис» И., М.А., М.С., возражения представителей заинтересованного лица А., Б., К., Р., С.А., Ф., Ш., проверив оспариваемые нормативные положения на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключения представителя Федеральной антимонопольной службы З., поддержавшей приведенное выше мнение, и прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей заявленные требования удовлетворить, Верховный Суд Российской Федерации находит заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности; коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом; отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

При этом в силу пункта 2 статьи 1 названного Кодекса гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Часть 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» прямо запрещает федеральным органам исполнительной власти, иным указанным в этой правовой норме органам и организациям принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия). В частности, согласно пункту 2 части 1 данной статьи запрещается необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам.

Из приведенных законоположений следует, что права хозяйствующего субъекта на осуществление какого-либо вида деятельности могут быть ограничены исключительно на основании федерального закона либо в предусмотренных федеральным законом случаях.

Правительство Российской Федерации в соответствии с пунктами 4, 5 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации наделено правом принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, на основании и во исполнение данного Кодекса и иных законов, указов Президента Российской Федерации; такие постановления не могут противоречить этому Кодексу или иному федеральному закону.

Правила от 14 мая 2013 г. N 410 приняты на основании статьи 8 Федерального закона «О газоснабжении в Российской Федерации», относящей к полномочиям Правительства Российской Федерации в области газоснабжения утверждение правил поставок газа, правил пользования газом и предоставления услуг по газоснабжению.

Названный Федеральный закон в части второй статьи 7, раскрывая содержание понятия «газораспределительная система», устанавливает, что организация — собственник газораспределительной системы представляет собой специализированную организацию, осуществляющую эксплуатацию и развитие на соответствующих территориях сетей газоснабжения и их объектов, а также оказывающую услуги, связанные с подачей газа потребителям и их обслуживанием. Однако не наделяет такую организацию исключительным правом на выполнение работ (оказание услуг) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования и не содержит норм, ограничивающих либо допускающих возможность ограничения при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению прав иных хозяйствующих субъектов на осуществление самостоятельного вида деятельности, связанного с выполнением указанных работ (оказанием услуг).

Пункты 2, 6, 7, 10, 24 — 30, 32, 34 — 36, 80 Правил от 14 мая 2013 г. N 410 в их нормативном единстве предусматривают, что работы по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования выполняет и участвует в отношениях, связанных с заключением, исполнением и прекращением договора на выполнение этих работ, исключительно газораспределительная организация, осуществляющая по договору о транспортировке газа с поставщиком газа транспортировку газа до места соединения сети газораспределения с газопроводом, являющимся элементом внутридомового газового оборудования; наделяют газораспределительную организацию правом по собственной инициативе направлять заявку (оферту) заявителю о заключении договора о техническом обслуживании и ремонте внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования на условиях прилагаемого к заявке (оферте) проекта договора, ограничивая перечень случаев, когда потребитель коммунальной услуги может отказаться от заключения такого договора.

Таким образом, нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации хозяйствующие субъекты, не являющиеся газораспределительными организациями, лишены права выполнять работы (оказывать услуги) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования. Установление к хозяйствующим субъектам требований, не предусмотренных федеральным законом и необоснованно препятствующих осуществлению их деятельности, привело к ограничению гражданских прав этих хозяйствующих субъектов, устранению конкуренции в соответствующей сфере товарного рынка, лишило потребителей коммунальной услуги по газоснабжению свободного выбора контрагента по договору о техническом обслуживании и ремонте указанного газового оборудования.

Данный вывод подтверждается и письменными пояснениями Федеральной антимонопольной службы о том, что согласно сведениям, представленным ее территориальными органами, на территории Российской Федерации деятельность по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования осуществляют 240 хозяйствующих субъектов, из них 62 — не являются газораспределительными организациями и лишены возможности продолжать эту деятельность, за истекший период 2013 года поступило 340 заявлений о нарушении газораспределительными организациями антимонопольного законодательства, из них 125 — на действия (бездействие) газораспределительных организаций, связанные с оказанием названных услуг, поступают также жалобы, в том числе от физических лиц, на отказ специализированных организаций в опломбировке приборов учета газа, установленных сторонними организациями.

Утверждение представителей заинтересованного лица Б. и Р. о том, что оспариваемыми нормами права хозяйствующих субъектов на занятие предпринимательской деятельностью не ограничены, так как они могут продолжать выполнять работы (оказывать услуги) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования по договорам субподряда, заключенным с газораспределительными организациями, лишено правового основания. Предоставление возможности осуществлять предпринимательскую деятельность только по договору субподряда не устраняет нарушение права хозяйствующего субъекта на осуществление избранного им вида деятельности, существенно ограничивает гражданские права, приобретаемые в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданами и юридическими лицами своей волей и в своем интересе.

Нельзя признать обоснованными и приведенные в возражениях на заявление доводы о том, что решение законодательно закрепить обязанность по выполнению соответствующих работ за газораспределительными организациями было принято в целях обеспечения безопасности граждан, использующих газ для бытовых нужд, и с учетом роста числа несчастных случаев, связанных с ненадлежащим техническим обслуживанием и ремонтом внутридомового и внутриквартирного газового оборудования. Постановление Правительства Российской Федерации не является законодательным актом и не может противоречить федеральному закону независимо от того, в каких целях оно принято. Тем более что суду не представлено в соответствии с требованиями части 1 статьи 249 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательств того, что причиной роста числа несчастных случаев является ненадлежащее исполнение своих обязательств не газораспределительными организациями, а иными хозяйствующими субъектами, выполняющими работы (оказывающими услуги) по техническому обслуживанию и ремонту внутридомового и внутриквартирного газового оборудования.

Ссылка представителей заинтересованного лица на решение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 июня 2011 г. N ВАС-5234/11 не имеет правового значения. Предметом проверки по названному делу являлась правовая норма, содержащаяся в другом нормативном правовом акте (пункт 3 Правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 г. N 549), в удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью «Плазма», оспаривавшего этот акт, было отказано по тому основанию, что общество осуществляет техническое обслуживание газоиспользующего оборудования, а действие этих Правил на данные отношения не распространяется.

Правила от 14 мая 2013 г. N 410 в части, ограничивающей гражданские права хозяйствующих субъектов на осуществление вида деятельности, не запрещенного федеральным законом, противоречат требованиям пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 49, статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции» и подлежат признанию недействующими в этой части со дня вступления решения суда в законную силу.

Читайте также:  Корпус для сетевого оборудования

Руководствуясь статьями 194 — 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

заявление открытого акционерного общества «Рубин-Сервис» удовлетворить. Признать недействующими со дня вступления настоящего решения в законную силу пункты 2, 6, 7, 10, 24 — 30, 32, 34 — 36, 80 Правил пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 14 мая 2013 г. N 410 «О мерах по обеспечению безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования», в части, наделяющей исключительным правом осуществлять деятельность по техническому обслуживанию, ремонту и замене внутридомового и (или) внутриквартирного газового оборудования только газораспределительную организацию, осуществляющую транспортировку газа по договору с поставщиком газа.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Н.К.ТОЛЧЕЕВ

Источник

Владельцам газовых плит, не соблюдающих требования, может грозить судебное разбирательство

Содержание

В 2018 году судом было рассмотрено много исков от газовых компаний в отношении владельцев недвижимости. Данные иски приводят к различным последствиям – начиная от стресса вследствие длительного разбирательства и заканчивая выплатой судебных издержек – сумма колеблется от 5 до 10 тысяч рублей.

В чем именно проблема?

Собственники жилого помещения обязаны исполнять свои обязанности, закрепленные на законодательном уровне, и подразумевают надлежащее содержание и обеспечение безопасности газового оборудования. Незнание не освобождает от ответственности.

В соответствии с нормативными актами, собственники недвижимости, которые подключены к системе снабжения газом, обязаны:

  1. Поддерживать газовое оборудование в исправном состоянии.
  2. Постоянно контролировать полноценную функциональность дымоходов и вентиляционных систем.
  3. Обеспечивать требуемое обслуживание газового оборудования технического характера.

Собственники не имеют право самовольно устанавливать газовое оборудование, заменять его либо осуществлять ремонт. Запрещено переустраивать систему вентиляции и дымоходов.

Владельцам недвижимости надо проводить тех. обслуживание газового оборудования, для чего заключают договор со специализированной компанией.

В многоэтажном доме газовое оборудование делят на два типа:

  • то, которое находится внутри дома (это труба, обеспечивающая поставку газа в одну и более квартир);
  • то, которое находится внутри непосредственно квартиры (разводка от запорного клапана к плите либо колонке).

Для каждого типа газового оборудования заключается свой договор, и заказчиком является владелец квартиры или дома.

Собственник квартиры может сам подписать договор, либо сделать это с помощью УК (управляющей компании). В последнем случае требуется решение общего собрания собственников.

Если человек является владельцем частного дома, то заключение договора осуществляется самостоятельно. При отсутствии такого документа априори считается, что имеется угроза при подаче газа в жилое помещение.

Ответственность

Если собственник недвижимости игнорирует требования закона, то он понесет ответственность за свое бездействие. Газоснабжающая организация имеет право направить уведомление в жилищную инспекцию, вследствие чего человека привлекут к ответственности согласно положениям Административного кодекса. Штраф до 2000 рублей.

Также есть вероятность того, что приостановят подачу газа. Но в этом случае газоснабжающая организация обязательно уведомит собственника.

Так как штрафные санкции сами по себе не нивелируют угрозу вследствие использования газового оборудования без технического обслуживания, то газоснабжающая организация может обратиться в суд. Как правило, требование при обращении: обязать собственника квартиры или дома заключить договор.

Другой возможности заставить владельца квартиры выполнить свои обязанности не существует, поскольку принудительное заключение договора возможно только по решению суда.

Заключенный договор с газоснабжающей компанией – не гарантия отсутствия проблем. Собственник также может предстать перед судом, если игнорирует техническое обслуживание газового оборудования и другие обязанности.

В частности, каждый владелец недвижимости должен предоставить доступ сотрудникам газовой компании, чтобы они могли осуществить требуемые работы по техническому обслуживанию оборудования, находящегося внутри квартиры.

Жилье человека – неприкосновенно, поэтому получить доступ в квартиру без согласия владельца можно только на основании решения суда.

Когда человек игнорирует обращения сотрудников газовой компании либо не пускает их в квартиру в назначенное время для проверки оборудования, то газовая компания имеет право обратиться в суд, чтобы высшая инстанция обязала собственника предоставить доступ в квартиру или дом.

В такой ситуации собственник понесет и дополнительные расходы, которые понесла газовая организация вследствие обращения в суд.

Что такое незаконное подключение газового оборудования?

К многоквартирному дому газ поставляют посредством сложной системы газовых магистралей, станций и внутридомовых газопроводов. Любая попытка подключить газовое оборудование самостоятельно считается нарушением закона.

Газовым оборудованием являются:

  • колонка;
  • отопительный котел;
  • кухонная плита;
  • варочная панель;
  • духовой шкаф.

В соответствии с постановлением Правительства России от 14 мая 2013 года под номером 410, любые манипуляции с газовым оборудованием (замена, установка, отключение, ремонт и пр.), должны осуществляться исключительно сотрудниками газовой компании.

Источник

КС не стал рассматривать жалобу газораспределительной организации на обязанность оказывать услуги безвозмездно

Конституционный Суд в Определении от 11 февраля № 184-О указал, что обязанность газораспределительной организации как коммерческой организации осуществлять деятельность по аварийно-диспетчерскому обеспечению, в том числе заключать соглашения об аварийно-диспетчерском обеспечении внутридомового или внутриквартирного газового оборудования, обусловлена целями защиты прав и законных интересов потребителей коммунальной услуги по газоснабжению и не может противоречить Конституции.

Повод для обращения в КС

К АО «ГАЗЭКС» – газораспределительной организации (ГРО), имеющей в своем составе аварийно-диспетчерскую службу, обратилась специализированная организация – ООО «Газовая служба» с предложением заключить соглашение об осуществлении «ГАЗЭКС» аварийно-диспетчерского обеспечения внутридомового и внутриквартирного газового оборудования в ряде многоквартирных домов, в которых «Газовая служба» по договорам с управляющими организациями осуществляет техническое обслуживание и ремонт оборудования.

У сторон возникли разногласия. «Газовая служба», сославшись на абз. 6 п. 7 Правил пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению, утвержденных Постановлением Правительства от 14 мая 2013 г. № 410 «О мерах по обеспечению безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования», потребовала заключить соглашение на условиях, не предусматривающих оплаты аварийно-диспетчерского обеспечения. В соответствии с указанным пунктом ГРО не вправе отказать специализированной организации, не являющейся газораспределительной организацией, заключившей договор о техническом обслуживании и ремонте внутридомового или внутриквартирного газового оборудования с заказчиком, в заключении соглашения.

Так как урегулировать разногласия не удалось, «Газовая служба» обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с требованием понудить ГРО к заключению соглашения на предложенных ею условиях, не предусматривающих оплаты.

Суд удовлетворил требование, отказав в удовлетворении встречного иска газораспределительной организации о заключении соглашения на ее условиях. Однако апелляционный суд изменил решение, обязав АО «ГАЗЭКС» заключить с ООО «Газовая служба» соглашение об осуществлении аварийно-диспетчерского обеспечения газового оборудования с условием о том, что плата за аварийно-диспетчерское обеспечение одной квартиры в многоквартирном доме/одного жилого дома составляет 42 руб. в год. При этом суд указал, что понуждение к заключению безвозмездного договора повлечет неосновательное обогащение специализированной организации.

Тем не менее кассация оставила в силе решение первой инстанции, указав, что соглашение об аварийно-диспетчерском обеспечении внутридомового или внутриквартирного газового оборудования направлено на устранение непосредственной угрозы жизни или здоровью граждан, причинения вреда имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений, а также не предполагает оказания со стороны АО «ГАЗЭКС» услуг ООО «Газовая служба» и не влечет неосновательного обогащения последнего. Законодательством взимание платы за осуществление такой деятельности не предусмотрено.

Отказывая в передаче кассационной жалобы на рассмотрение коллегии Верховного Суда, судья ВС отметил, что доводы АО «ГАЗЭКС» по существу свидетельствуют о его несогласии с тем, что расходы на осуществление аварийно-диспетчерского обеспечения внутридомового или внутриквартирного газового оборудования не входят в состав затрат, включаемых в подлежащую государственному регулированию плату за жилое помещение. При этом судья подчеркнул, что проверка их на соответствие закону не являлась предметом рассматриваемого спора.

Позиция Конституционного Суда

В жалобе в КС АО «ГАЗЭКС» указало, что абз. 1, 3, 4, 6 п. 7 Правил пользования газом в части обеспечения безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования при предоставлении коммунальной услуги по газоснабжению не соответствуют Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они возлагают исключительно на ГРО обязанность осуществлять аварийно-диспетчерское обеспечение внутридомового и внутриквартирного газового оборудования, принадлежащего иным лицам, и предполагают, что эта обязанность исполняется безвозмездно.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд заметил, что обязанность ГРО как коммерческой организации осуществлять деятельность по аварийно-диспетчерскому обеспечению, в том числе заключать соглашения об аварийно-диспетчерском обеспечении внутридомового или внутриквартирного газового оборудования, обусловлена публичными интересами, целями защиты прав и законных интересов потребителей коммунальной услуги по газоснабжению, а также необходимостью гарантировать их безопасность. Такое регулирование учитывает ограниченные экономические и организационные возможности названных потребителей и осуществляющей работы по техническому обслуживанию и ремонту оборудования специализированной организации, не являющейся газораспределительной, по сравнению с экономическими и организационными ресурсами для создания и содержания аварийно-диспетчерской службы газораспределительной организации как профессионального участника рынка газоснабжения, получающего по договору с поставщиком газа плату за услугу по транспортировке газа.

Таким образом, заключил КС, оспариваемые нормы с учетом особенностей регулируемых отношений направлены на обеспечение безопасности при использовании и содержании внутридомового и внутриквартирного газового оборудования и тем самым – на защиту жизни и здоровья граждан, других конституционно-охраняемых ценностей и не могут рассматриваться как нарушающие в обозначенном в жалобе аспекте права газораспределительных организаций. При этом не исключается совершенствование нормативного регулирования данных правоотношений в пределах дискреции законодателя и соответствующих полномочий правительства.

Эксперты оценили выводы Суда

В комментарии «АГ» руководитель коммерческой практики АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Жанна Колесникова посчитала, что КС руководствовался, в первую очередь, интересами населения. «В силу закона только газораспределительные организации вправе оказывать услугу по аварийно-диспетчерскому обеспечению внутридомового газового оборудования многоквартирных домов. Поскольку в настоящее время правительством для ГРО не установлен тариф на соответствующую услугу, они могут использовать свое доминирующее положение для навязывания невыгодной цены, что в конечном счете может привести к увеличению коммунальных платежей для граждан», – отметила она.

В то же время Жанна Колесникова отметила, что перекладывание расходов на содержание аварийно-диспетчерской службы исключительно на газораспределительные организации не совсем справедливо с точки зрения баланса интересов участников гражданских отношений. «Однако, по всей видимости, суды в данной ситуации пытаются выбрать наименьшее из зол», – подчеркнула эксперт.

Ведущий юрист INTELLECT Дарья Скудная заметила, что в Определении от 11 ноября 2020 г. № АКПИ20-606 Верховный Суд уже указывал АО «ГАЗЭКС», что Правила соответствуют действующему законодательству и подлежат обязательному исполнению.

Юрист обратила внимание, что вопрос о конституционности п. 7 Правил поднимали не только газораспределительные организации, но и специализированные организации. Например, 19 декабря 2018 г. Верховный Суд вынес Решение № АКПИ18-1084 по административному иску специализированной организации о признании недействительными частично и полностью ряда абзацев п. 7 Правил. В данном деле специализированная организация указывала на нарушение конституционных прав, поскольку оспариваемые нормы наделяют исключительным правом осуществлять аварийно-диспетчерское обеспечение только газораспределительную организацию. Суд, указала Дарья Скудная, не усмотрел нарушений конституционных прав административного истца и отказал в административном иске.

«Имеется обширная судебная практика по спорам между специализированной организацией и газораспределительной организацией об обязании заключить соглашение об аварийно-диспетчерском обеспечении газового оборудования и определении его условий. При их рассмотрении суды также придерживаются позиции об обязанности ГРО заключить со специализированной организацией соглашение об аварийно-диспетчерском обеспечении газового оборудования без взимания платы», – рассказала юрист.

Дарья Скудная отметила, что актуальным остается вопрос о компенсации расходов ГРО на аварийно-диспетчерское обеспечение. Несмотря на то что в подп. «б» п. 3 Правил указано, что плата за аварийно-диспетчерское обеспечение должна быть включена в тариф на услугу газораспределительных организаций по транспортировке газа, в большинстве случаев по факту она не заложена в тариф ГРО. При этом услуга аварийно-диспетчерского обеспечения внутридомового или внутриквартирного газового оборудования не включена и в плату за обслуживание МКД.

«Таким образом, поскольку на данный момент в судебной практике уже сформирован подход в отношении обязанности ГРО по аварийно-диспетчерскому обеспечению газового оборудования, изменение ситуации возможно путем установления тарифа для ГРО с учетом указанных услуг либо внесение изменений в ряд законодательных актов в данной области», – резюмировала она.

Источник