Меню

Обзор рынка нефтяного оборудования



Буровое оборудование в России: настоящее и будущее

Свыше половины приходится на буровые установки, также крупную долю занимают сегменты верхних приводов и забойных двигателей, а еще 15 миллиардов приходятся на спецтехнику, инструменты и элементы конструкций скважин.

Крупная буровая техника — отечественного производства

В России спрос на большую технику для бурения нефтяных и газовых скважин закрывается почти полностью собственным производством, рассказывают специалисты. Например, «Уралмаш НГО холдинг» поставил в 2018 году заказчикам 18 буровых установок. Компания включает в себя три предприятия, почти полностью обеспечивая буровые установки собственного производства необходимыми деталями и узлами.

Мы на 95% имеем уже все комплектующие российского производства. Есть, конечно, составляющие импортные, но они совершенно малы. Если говорить про 3-4 года назад, то это было 40%,

Кустовая буровая установка уральского предприятия способна добраться до нефти и газа в пяти километрах от поверхности. За 500 миллионов рублей заказчик получает целый промышленный комплекс: платформу под моторы, насосы, систему приготовления и очистки бурового раствора, вышку.

Мы с 2013 года пользуемся таким приёмом в бизнесе, как предзапуск буровых установок. То есть берём в банке деньги, запускаем буровые установки на склад. Сегодня заказчику никак не выгодно ждать девять месяцев. Они тоже играют в тендерах, выигрывают объёмы и под эти объёмы им нужно в более короткий срок получить буровую установку,

Большинство средней и легкой техники для бурения импортного производства

По данным за минувший год, в среднем сегменте техники для бурения (самом массовом на российском рынке) большинство поставок было от зарубежных компаний, в основном из Китая. При этом спрос на легкую технику для бурения невысокий — в прошлом году были заказаны всего три единицы.

После ряда изменений на рынке компания «Бурагрегат» из Челябинска перешла от производства мобильных установок бурения скважин с водой к малой строительной технике. Имеющиеся разработки предприятия помогли создать установки для геологоразведки полезных ископаемых, в том числе нефти и газа.

Стоимость УРБ-2А2 на базе шасси «Камаз», её стоимость составляет на данный момент 5600 тысяч рублей. Стоимость шасси «Камаза» на данный момент составляет 3600 тысяч рублей. Оставшаяся часть — это как раз стоимость навесного оборудования,

Разведоборудование дает компании 30% выручки, однако основные поставки таких установок идут не в Россию. Примерно половина продукции поставляется в соседние Казахстан и Узбекистан.

Современные технологии в бурении

С приходом новых технологий отрасль с каждым годом развивается всё активнее. Растут скорости бурения — на это повлияли и новые виды двигателей, и новые конфигурации долот для бурения.

Скорости, с которой бурят, растут с каждым годом. Используются новые типы долот, используются новые двигатели. Например, наш двигатель 172, до 2015 года мы бурили с расходом 35 литров, сейчас бурим с расходом 42 литра в минуту. Мощность двигателя и скорость проходки выросла на 20% за три года,

При этом высокая стоимость расходов на производство оборудования для бурения сделало актуальной для рынка аренду техники. Поскольку в некоторых случаях материалы для буровых конструкций занимают до 60% от себестоимости, предприятиям проще не покупать оборудование, а брать его в аренду.

В России сейчас все работают с издержками и стараются не иметь основных фондов в собственности. И поэтому берут оборудование в аренду. В России мы, в основном, сдаём в аренду. Где-то 80% — это арендный бизнес, и 20% — это продажи,

Российский рынок стал привлекателен для иностранцев. В 2012 году международная нефтесервисная компания «Шлюмберже» выкупила компанию «Радиус-сервис», а американская NOV открыла завод по выпуску буровых установок в Костроме. Немецкая «Бентек» — в Тюмени. Присутствуют в России и китайские производства.

Учитывая, что 40% буровых установок в России уже выработали свой ресурс, отечественному бурению потребуется серьезное обновление парка техники. Как сообщает Юрий Шафраник, председатель комитета Торгово-промышленной палаты России по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса, рынку будут нужны порядка 500 установок. Однако отечественные производственные мощности не закроют и половину потребностей рынка, что заставит покупателей делать заказы за рубежом. И актуальным становится бизнес-вектор, который позволит российским производителям брать оборудование в лизинг, а также выгодно утилизировать отработанные установки.

Источник

Рынок нефтегазового оборудования: ждем конца эпидемии

Рынок нефтегазового оборудования в России характеризуется высокой устойчивостью к экономическим кризисам. При этом он по-прежнему сохраняет достаточно сильную зависимость от импорта. Однако нынешняя ситуация в экономике отличается от двух предыдущих кризисов XXI века гораздо большей неопределенностью и слабой предсказуемостью развития ситуации: распространение коронавируса вызвало значительное сокращение торговой и производственной деятельности по всему миру, а на него наложилось и сильнейшее с начала 2000-х годов падение цен на нефть, из-за которого практически все инвестиционные проекты в отрасли были свернуты. Поэтому снижение объема рынка в новых экономических условиях неизбежно, а темпы его восстановления будут определяться скоростью возвращения мировой экономики к нормальному функционированию.

Как рынок проходил предыдущие кризисы

Рынок нефтегазового оборудования, как и любой другой, где основной продукт — сложные технологические устройства, напрямую зависит от динамики отраслей-потребителей. Нефтегазовый сектор обеспечивает самые большие поступления в бюджет, что объясняет его устойчивость к кризисам: государство оказывает всестороннюю поддержку нефте- и газодобывающим предприятиям с целью поддержать добычу углеводородов на приемлемом для производителей уровне.

Подтверждает этот факт и положительная динамика выручки основных игроков рынка нефтегазового оборудования. Проанализировав их финансовые показатели за последние 12 лет, можно отметить, что компании увеличили выручку в 3 и более раз, причем какие-либо провалы в кризисные периоды 2008-2009 гг. и 2014-2015 гг. у них отсутствовали. На графике видно, что первые падения объемов у некоторых лидеров рынка отмечаются в 2018 году, что, впрочем, компенсируется сопоставимым ростом у их конкурентов и может быть вызвано перераспределением крупных контрактов между игроками.

В 2020 году ситуация, по всей видимости, будет совсем иной. Во-первых, падение цен на нефть стало самым масштабным за всю историю XXI века, а во-вторых, падение экономики страны из-за пандемии COVID-19 будет более значительным, чем в прошлые времена.

Текущая ситуация на рынке

Рынок нефтегазового оборудования рассчитывает на государственную поддержку, в том числе в направлении импортозамещения. Несмотря на снижение доли импорта в период с 2014 по 2019 г. на 10%, она еще остается значительной — 50%, поэтому во многих случаях стоимость оборудования увеличилась из-за роста курсов валют, а ритмичность поставок нарушается ограничениями, связанными с борьбой с коронавирусом.

Кроме того, господдержка нефтегазового сектора в области импортозамещения также обеспечивает устойчивость предприятиям и в смежных отраслях, в частности производителям и поставщикам нефтегазового оборудования.

Однако в условиях изоляции и остановки производств поддержка государственного бюджета, который в настоящее время и так не пополняется в привычных объемах, будет необходима большинству отраслей РФ. В связи с этим субсидирование компаний нефтегазовой промышленности в необходимых размерах не представляется возможным.

Поэтому важно понимать, что в существующей ситуации, когда потребление нефти и нефтепродуктов сокращается за счет ограничительных мер, связанных с распространением коронавируса, а реализация апрельской сделки ОПЕК влечет за собой неизбежное сокращение добычи нефти, сдерживать рецессию в отрасли будет весьма проблематично. По прогнозам ведущих международных институтов и аналитических агентств (МВФ, Fitch и пр.) и ЦБ РФ, в 2020 году российская экономика потеряет от 3,3 до 5,5% и произойдет это в том числе за счет нефтегазовой отрасли.

Читайте также:  Отопительное и теплоэнергетическое оборудование

Падение цен на нефть может свести рентабельность нефтяной отрасли практически к нулю. С одной стороны, это повлияет на пересмотр и сокращение количества инвестиционных проектов. С другой стороны, под сокращение пойдут в первую очередь неприоритетные и низкоэффективные проекты, а также проекты с высокой себестоимостью добычи. Это позволит перенаправить ресурсы на повышение эффективности и снижение себестоимости добычи, что положительно отразится на развитии рынка нефтегазового оборудования. Кроме того, новое нефтегазовое оборудование будет по-прежнему востребовано для ремонта и замены изношенных узлов и компонентов на существующих мощностях.

Прогноз развития рынка до 2022 года

По мнению аналитиков MegaResearch, рынок нефтегазового оборудования в 2020 году потеряет от 3 до 9% в зависимости от темпов выхода экономики из рецессии, вызванной пандемией коронавируса и связанными с ней ограничениями:

  1. Если пандемия COVID-19 затянется и прогноз по снижению темпов заболеваемости будет в очередной раз пересмотрен, восстановление спроса и цен на нефть в 2020 году маловероятно, следовательно, рынок нефтегазового оборудования ожидает серьезное снижение до тех пор, пока не восстановится экономика (пессимистичный прогноз).
  2. Однако если оправдается прогноз по выходу из эпидемии к июлю-августу 2020 г. со стабилизацией цен на нефть во второй половине 2020 г., постепенное восстановление рынка оборудования возможно уже в 2021 году (оптимистичный прогноз).
  3. В рамках базового прогноза аналитики закладывают снижение объема рынка на 5-6% в 2020 г. и постепенный восстановительный рост до докризисного уровня к концу 2022 — началу 2023 года.

Безусловно, нынешний кризис скажется и на структуре игроков. В результате падения спроса на нефть мелкие нефтедобывающие компании, у которых отсутствуют собственные хранилища, будут вынуждены покинуть рынок, закрыв свои скважины. В долгосрочной перспективе, при восстановлении спроса на нефть, будут востребованы инвестиционные проекты по бурению новых (или восстановлению закрытых) скважин, которые повлекут за собой рост потребления нефтегазового оборудования.

Аналитическая служба MegaResearch

Источник

Возрождение рынка нефтегазового оборудования

По данным министерства промышленности и торговли РФ, более 30 млрд руб. Россия вложит в поддержку отечественного нефтегазового машиностроения до 2024 года. В ведомстве ожидают, что уже к концу 2020 года доля импортного оборудования в нефтегазовой отрасли снизится до 43%.

Нынешняя ситуация на рынке нефтегазового оборудования отличается от предыдущих кризисов большей неопределенностью. В значительной мере из-за распространения коронавируса снизилась производственная деятельность. На это наложилось и сильнейшее с начала двухтысячных годов падение цен на нефть, из-за которого большинство инвестиционных проектов в отрасли были свернуты. Эксперты полагают, что сокращение объема рынка нефтегазового оборудования в новых экономических условиях неизбежно, а темпы его восстановления будут определяться скоростью возвращения мировой экономики к нормальному функционированию.

По мнению аналитиков MegaResearch, производство оборудования для нефтегазовой промышленности в 2020 году потеряет от 3% до 9% в зависимости от темпов выхода экономики из рецессии, вызванной пандемией коронавируса и связанными с ней ограничениями. В рамках базового прогноза аналитики маркетингового агентства закладывают снижение объема рынка на 5–6% в 2020 году и постепенный восстановительный рост до докризисного уровня к концу 2022 года — началу 2023 года.

В сложившейся ситуации компании ТЭК планируют корректировать свои инвестиционные программы. В ряде случаев, по данным Минпромторга России, речь идет о сокращении на 20–30%. Это может повлечь за собой снижение загрузки производственных мощностей и сокращение рабочего персонала, при том что на сегодняшний день на предприятиях нефтегазового оборудования работает свыше 150 тыс. человек.

2020-09-Нефтегазовой-оборудование_1.jpg

Итог зависимости от импорта

Рынок нефтегазового оборудования в России сохраняет зависимость от импорта. В 2014 году показатель для нефте­газового оборудования в нашей стране в целом по отрасли, по данным Минпромторга России, составлял 60%, а по отдельным позициям российских аналогов не существовало вовсе. Так, буровые станки активно поступали из Китая, насосы — из Великобритании, Швейцарии и Италии, компрессоры — из США и Германии, электродвигатели — из Японии, Германии и Италии.

По данным Минэнерго России, на тот период доля импортного оборудования в сегменте трудноизвлекаемых запасов составляла 50%, в сфере производства сжиженного природного газа — 80%, а оборудование для работы на шельфе — 85%. Зависимость от импортного программного обеспечения для моделирования гидроразрыва плас­та, по данным инвестиционной компании «Универ Капитал», составляла 99%, по насосам высокого давления и скважинному оборудованию доля импорта достигала 80%.

По данным Союза производителей нефтегазового оборудования, 80% используемого в стране бурового оборудования тогда поставляли иностранные компании. В качестве примера приводится платформа «Приразломная», которая на 90% состоит из импортного оборудования.

В условиях сильной зависимости от импорта в 2014 году были введены западные санкции на закупаемую Россией за рубежом технику, которая используется для разведки и добычи на шельфе, в Арктике и на сланцевых месторождениях.

В результате санкций под запрет подпало 68% поставок импортной высокотехнологичной продукции, используемой при освоении трудноизвлекаемых запасов.

Практически все оборудование для выполнения геофизических работ — сейсмические косы, донные станции, пневмоисточники, навигационное обеспечение, изготавливается зарубежными компаниями. Основные поставщики — компании из Франции, США, Великобритании — находятся под санкциями.

Так, французская компания Sercel прекратила ремонт сейсмических кос и поставку комплектующих. Большинство заключенных ранее контрактов приостановлено. По оценкам экспертов, доля сейсмических кос Sercel, по отношению к аналогичной продукции других производителей для российских компаний, составляла 80%. Американская компания Hydroscience Technologies Inc. также прекратила ремонт и поставку запчастей и комплектующих для своих сейсмических кос. Ещё одна компания из США — BOLT остановила реализацию комплектующих для пневмоисточников. В итоге под вопросом оказалась возможность реализации российскими компаниями более 50 соглашений с партнерами из США, Норвегии, Венесуэлы и арабских стран.

В 2018 году произошла новая волна санкционных ужесточений. В январе компания Oracle сообщила о запрете предоставлять, экспортировать или реэкспортировать товары, услуги и технологии в Россию в поддержку глубоководной и арктической шельфовой разведки и добычи, сланцевых проектов, имеющих потенциал нефтедобычи, если в них вовлечено лицо, которое попало под действие американских санкций.

Альтернативное решение

Несколько лет назад в перечне российских производителей оборудования для ТЭК, по данным Минэнерго России, числилось около трёх сотен предприятий, но их реальный потенциал был невелик. Тогда даже знаменитый «Уралмаш» производил лишь несколько десятков единиц буровых установок в год, на порядок меньше, чем в былые годы.

По данным Союза нефтегазопромышленников, если в советское время завод выпускал 365 комплектов бурового оборудования в год, то в последний период — 25–30. При этом, как отмечают в «Уралмаш НГО холдинге», до 2014 года системы очистки буровых растворов, верхние приводы, электродвигатели главных приводов системы управления, датчики — всё это почти на 100% было импортным.

Сложившаяся ситуация вынудила российские компании искать альтернативу. Поставки из стран Азии оказались временной мерой, позволившей сохранить темпы добычи, однако неспособной обеспечить развитие отрасли и освоение перспективных блоков. Качество китайского бурового оборудования оказалось ниже американского.

Читайте также:  Оборудование для производство товарного бетона

После того как стало очевидным, что зависимость нефте­газового комплекса от импорта дошла до критической черты, в марте 2015 года в Минпромторге России был утверждён пятилетний план мероприятий по импортозамещению в нефтегазовом машиностроении. В этом плане задача поставлена не избавиться от импорта, а создать условия для последовательного возрождения отечественной машиностроительной отрасли. Таким образом, начался процесс замещения импорта продукцией собственного производства.

Процесс пошёл

Через пять лет, в 2020 году, по данным Минпромторга, каждая вторая единица нефтегазового оборудования на российском рынке стала производиться в РФ. Таким образом, был запущен процесс импортозамещения в отрасли и доля импорта РФ нефтегазового оборудования в 2019 году, по данным ведомства, составила 45%, а в нынешнем 2020 году ожидается её снижение до 43%.

Доля импортной техники для увеличения нефтеотдачи, в том числе для бурения наклонно-направленных и горизонтальных скважин, по данным Минпромторга, сегодня снизилась до 61%, оборудования для нефтепереработки — до 49%, оборудования для производства сжиженного природного газа и для реализации шельфовых проектов — до 67,8%, геологоразведочного оборудования — до 48%.

По мнению специалистов Vygon Consulting, в проек­тах добычи традиционных запасов доля продукции, производство которой в той или иной мере локализовано на территории России, доходит почти до 100%, а для добычи трудноизвлекаемых запасов — до 60% в зависимости от сложности проекта. При этом для добычи на шельфе ее доля остается крайне низкой — оборудование, произведенное полностью в России и отечественными компаниями, используется гораздо меньше.

Отдельные нюансы

Большинство экспертов согласны с оценками относительно процента импортного оборудования в российских проектах, однако при этом отмечают, что в методике подсчета нужны единые критерии определения того, что такое импортное оборудование. В особенности это относится к компаниям — резидентам РФ. Важно определить, по каким критериям их продукт может быть признан локализованным на территории России и на каких условиях может претендовать на поддержку.

В определении того, что считается экспортом, имеются нюансы, отмечают эксперты. Например, когда компания по контракту работает за рубежом, она может использовать российское оборудование, однако такая возможность иногда ограничивается условиями лицензии. Нередко страны, где разрабатываются месторождения, требуют локализации, то есть преимущественного использования местного оборудования. Под «местным» может пониматься продукция западных компаний, которые имеют в этой стране свои представительства или производства.

Другой вариант — собственно экспорт, продажа оборудования через участие в международных тендерах. Российские компании нередко конкурируют с иностранными поставщиками, поскольку после девальвации рубля могут предлагать товар по относительно низкой цене.

География экспортных поставок

Заменяя на внутреннем рынке импортную продукцию на отечественную, предприятия предлагают ее на экспорт. В предыдущие годы производство нефтегазового машиностроения, по данным Минпромторга, росло на 23% в год, а экспортные поставки показывали рост в районе 7%. РФ поставляет нефтегазовое оборудование в Индию, США, Германию, Китай, Великобританию, Объединенные Арабские Эмираты.

В сентябре прошлого года «Росгеология» подписала соглашение с индийскими Srei Infrastructure Finance Limited и Quippo Oil and Gas Infrastructure Ltd о геологоразведке участков шельфа в Индии и экспорте продукции для сейсморазведки из России. Кроме того, рассматривается возможность создания компаний по лизингу российского оборудования в Индии.

В ноябре 2019 года межправительственная российско-эмиратская комиссия по торгово-экономическому и техническому сотрудничеству утвердила подгруппу по сертификации и стандартизации нефтегазового оборудования. Это необходимый шаг для допуска нашей продукции к тендерам на территории ОАЭ.

По итогам достигнутых договоренностей эмиратская сторона сопоставляет полтора десятка российских стандартов в области насосного оборудования, систем измерения количества и показателей качества нефти и нефтепродуктов, электроприводов с теми стандартами, которые применяются национальной нефтяной компанией Абу-Даби ADNOC. Минпромторг России, в свою очередь, формирует дополнительный список российских стандартов, который будет направлен эмиратской стороне.

В число покупателей российского нефтегазового оборудования вошла и Саудовская Аравия. В январе 2020 года Saudi Aramco заключила первый контракт с российским «Новометом» на поставку оборудования компании и, как отмечают в Российском Фонде Прямых Инвестиций (РФПИ), Saudi Aramco обсуждает второй контракт, который может быть в пять раз больше, чем первый.

После получения соответствующей аккредитации пермский производитель нефтегазового оборудования «Новомет» станет первым российским поставщиком для Saudi Aramco. Группа компаний «Новомет» занимается производством продукции для нефтепромысла, в частности разработкой и производством нефтепогружного оборудования.

РФПИ совместно с представителями Саудовской Аравии обсуждает также инвестиционные проекты в России, в том числе пять нефтехимических, которые могут быть интересны для партнерства и SABIC, и Saudi Aramco. Минувшим летом Saudi Aramco и «Газпром нефть» высказали взаимный интерес к сотрудничеству.

Китай покупает российское оборудование для ускорения добычи нефти

В мае 2020 года были подписаны два контракта на поставку виброгенераторов для разжижения нефти между Институтом горного дела Сибирского отделения Российской академии наук и нефтяной компанией Китая Xinjiang Xinyitong Petroleum Technology.

Оборудование, которое поставят в Китай, разработано новосибирскими учёными из научно-инженерного центра горных машин и геотехнологий. Его основная задача состоит в обеспечении ускоренной добычи нефти, а также фильтрации сырьевых пластов.

Виброгенераторы могут использоваться под давлением жидкости в скважинах глубиной свыше трех километров. Китай планирует применять разработку российских ученых при добыче вязкой нефти, которая не вытесняется водой из-за своей плотной структуры. Чтобы вытеснить битумную нефть из пласта, специалисты на три месяца запускают в скважину бактерии, которые разжижают нефть.

Виброгенераторы создают специальные колебания, которые воздействуют на нефтяные пласты и ускоряют процесс распространения по ним бактерий, благодаря чему выход нефти значительно ускоряется. Российские ученые специально адаптировали для Китая оборудование, изначально сделанное для российских условий.

В настоящее время Минэнерго России готовит совместный со странами БРИКС анализ приоритетов развития ТЭК, который даст возможность понять — в каких направлениях возможна кооперация с этими странами, где Россия может предложить собственную продукцию.

Приоритетные рынки сбыта

Экспортировать отечественные технологии, как отмечают в Минэнерго, могут «Транснефть» и группа ГМС, которая специализируется на производстве оборудования, в том числе для нефтегазовой отрасли и трубопроводного транспорта, а также компании, которые осуществляют бурение, разведку и добычу.

Приоритетными для экспорта оборудования странами эксперты Минэнерго России называют Иран и Ирак, в перспективе — Ливию и государства Юго-Восточной Азии — Вьетнам, Камбоджу, Лаос, Китай. В этих странах работают российские компании, так что отечественное оборудование будет использоваться как минимум в рамках их контрактов.

В Иране работают «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Зарубежнефть», «Татнефть», «Росгеология». В Ираке — компания «Газпром нефть Бад­ра» — оператор месторождения Бадра на востоке страны. При строительстве завода по утилизации попутного газа здесь использовались российские новации, например, система охлаждения воздуха в турбинах, магнитные подшипники и теплообменники новой конструкции.

«Ижевский завод нефтяного машиностроения» («Ижнефтемаш») по итогам января-июня 2020 года увеличил объем экспорта в 2,5 раза по сравнению с аналогичным периодом 2019 года — продажи за рубеж принесли 31% от общего объема выручки за первое полугодие 2020 года. Главным внешнеторговым партнером «Ижнефтемаша» стал Казахстан. Также продукция была отгружена в Белоруссию, Узбекистан, Азербайджан и Сербию.

Читайте также:  Союз электро ооо завод электрощитового оборудования

Как отмечают на предприятии, достижение этих показателей в значительной мере обеспечили продажи новой техники, разработанной по индивидуальным требованиям клиентов. В сравнении с первым полугодием 2019 года выручка от реализации новых разработок увеличилась на 95%, а с учетом модернизированного серийного оборудования — на 117%.

В компании сообщили, что во втором полугодии «Ижнефтемаш» планирует расширить присутствие на рынке ближнего зарубежья, где прогнозируется рост продаж глубинных штанговых насосов, станков-качалок и спецтехники для ремонта и цементирования скважин.

Предложение для зарубежных рынков

На зарубежные рынки, как отмечают в Минэнерго, наша страна может предложить технологии и оборудование для транспортировки газа, нефти, бурения наклонно-направленных, горизонтальных и многозабойных скважин.

Россия также могла бы экспортировать оборудование для глубокой переработки нефти и газа, полагают эксперты Института современного развития. Соответствующие разработки есть у «СИБУРа».

Чтобы отечественное оборудование присутствовало на международных рынках, Минпромторг России прорабатывает вопросы возможности поставки российской продукции. Ведомство сделало запросы во все отечественные нефтегазовые компании, чтобы получить информацию о реализуемых ими за рубежом проектах и о возможности применения в них российского оборудования.

Также ведомством ведется работа с зарубежными компаниями в части использования российских отраслевых стандартов при реализации международных проектов. Дело в том, что при рассмотрении возможности поставок за рубеж, одним из основных препятствий является стандартизация не по российским, а по международным требованиям к проектам. За те 20 лет, которые Россия не присутствовала на зарубежных рынках, инвесторы во всех странах внедрили свои стандарты, хотя прежде в некоторых государствах в приоритете стояли именно российские ГОСТы.

  • О ТЭК
  • Продукты и услуги
  • Мероприятия
  • О нас
  • Контакты

Частичная или полная перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения
ЦДУ ТЭК – филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России
Все права защищены и охраняются законом. © 2002-2021 ФГБУ «РЭА» Минэнерго
(ЦДУ ТЭК – филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России) +7 (495) 950-86-09

Источник

Анализ рынка нефтегазового оборудования: на этот раз не заметить кризиса не получится

Объемы поставок нефтегазового оборудования зависят от темпов ввода новых и модернизации действующих буровых установок. За период с 2007 по 2019 г. их количество в России выросло более чем на 40%. Новые скважины открывались ежегодно, независимо от экономической ситуации в стране и в мире. Поэтому кризисы 2008-2009 и 2015-2016 гг. на рынке нефтегазового оборудования практически не отразились. Однако в новых экономических условиях 2020 года нефтяным компаниям придется, напротив, консервировать скважины для выполнения условий новой сделки в рамках ОПЕК. В связи с этим аналитики прогнозируют падение рынка в 2020 году на 3–10% в зависимости от темпов восстановления российской экономики.

Динамика выручки основных игроков в 2007–2019 гг.

Для изучения влияния кризисных ситуаций на рынок была проанализирована выручка четырех ведущих поставщиков нефтегазового оборудования в России.

На приведенном графике видно, что обороты всех компаний устойчиво росли на протяжении всего изучаемого периода. В 2009 году их суммарная выручка увеличилась на 14%, в 2015 — на 24% относительно показателей, достигнутых годом ранее. Довольно заметные колебания происходили в 2018 г., но они могли быть связаны с перераспределением крупных контрактов между игроками, в целом же ситуация оставалась стабильной.

Факторы, влияющие на рынок в условиях кризиса 2020 года

В текущей ситуации динамика рынка будет определяться взаимным влиянием нескольких основных тенденций:

  • снижение спроса на нефть и продукцию из нее. Так, потребление традиционных видов топлива уже уменьшилось на 40–50%, авиакеросина — на 75–80%. Производство автомобильных шин в мире в 2020 году может сократиться на 20%, а продажи легковых автомобилей в России — на 19–50%, в зависимости от сроков восстановления деловой активности и снятия ограничений по самоизоляции. Относительно стабильный спрос демонстрирует только нефтехимия в связи с ростом производства продуктов для дезинфекции;
  • высокая импортозависимость. Несмотря на то, что доля импорта с 2014 по 2019 гг. снизилась с 60% до 50%, она по-прежнему остается высокой, особенно в сегменте добычи трудноизвлекаемых запасов, гидроразрыва пласта и добычи на шельфе. Повышение курсов валют приводит к подорожанию иностранного оборудования и снижению рентабельности нефтедобычи. При низких ценах на нефть это снижение становится критичным, поэтому добывающие компании будут заинтересованы в поставках более дешевого аналогичного российского оборудования;
  • государственная поддержка. На поддержку отрасли нефтегазового машиностроения Минпромторг России планирует выделить 35 млрд руб. до 2024 года. В качестве механизмов помощи будут выступать льготные займы от Фонда развития промышленности, единая субсидия на НИОКР, предоставление финансирования на реализацию проектов по производству оборудования для средне- и крупнотоннажного производства СПГ. Вместе с тем аналитики отмечают, что в условиях изоляции и остановки производств поддержка государственного бюджета, который в настоящее время и так не пополняется в привычных объемах, будет необходима большинству отраслей РФ. В связи с этим господдержка компаний — производителей нефтегазового оборудования в необходимых объемах не представляется возможной;
  • перенос реализации инвестиционных проектов. Из-за нестабильной экономической ситуации большая часть инвестиционных проектов в нефтегазовой отрасли будет свернута, из-за этого рынок оборудования для нее начнет сжиматься. С другой стороны, это может повлиять на изнашиваемость используемой в настоящее время техники и вызвать дополнительный отложенный спрос в будущем;
  • сохранение спроса на оборудование для выполнения текущего ремонта и замены вышедших из строя частей техники для бурения, переработки и транспортировки сырья, утилизации отходов при нефте-и газодобыче.

Прогноз объема рынка на 2020–2022 гг.

С учетом отмеченных тенденций развитие рынка в ближайшие 3 года может пойти по одному из следующих сценариев:

  1. Оптимистичный. При условии стабилизации нефтяных цен на благоприятном для российского бюджета уровне в июне-июле и восстановления спроса на нефть во втором полугодии рынок нефтегазового оборудования может закончить год с падением объема на 3%. В 2021 году он снова достигнет докризисного уровня и будет расти дальше.
  2. Пессимистичный. Если стабильность на нефтяном рынке нарушится и цены снова пойдут вниз, а ограничения, связанные с распространением коронавируса, затянутся до конца лета — начала осени, то рецессия в экономике усилится, поступления в бюджет уменьшатся и выделение средств, запланированных на поддержку отрасли, может быть отложено. В этих условиях рынок потеряет 10% к концу текущего года и перейдет к росту лишь в 2022 году.
  3. Базовый. Падение рынка в 2020 году не превысит 5-6%, а дальнейший рост до докризисных показателей продлится как минимум 2 года.

Эксперты отмечают, что поскольку полностью остановить добычу нефти и газа невозможно (да и не требуется), отрасль будет функционировать и в основном выполнять заказы по ремонту и замене элементов и узлов буровой техники. Однако в связи с необходимостью снижения объемов нефтедобычи старые скважины, многие из которых работают еще с советских времен и больше всего нуждаются в модернизации, будут закрываться, и это будет способствовать дополнительному снижению спроса на нефтегазовое оборудование.

Источник