Меню

Нарушения при закупке медицинского оборудования



Выявлены многомиллионные махинации при закупке медицинской техники на бюджетные средства

Стали известны результаты масштабной проверки, в ходе которой вскрылись факты многомиллионных махинаций при закупке медицинской техники для государственных нужд. В результате действий чиновников и бизнесменов оборудование приобреталось за счёт бюджета по взвинченным ценам.

Сегодня это обсуждалось на самом высоком уровне. Подробности спекуляций Президенту доложил глава его Контрольного управления.

170 томографов за 7 с половиной миллиардов рублей. Как выяснилось, значительная часть государственных средств, выделенных на модернизацию системы здравоохранения, оказалась в карманах многочисленных посредников. Цены при покупке оборудования не просто увеличивались, а взлетали в разы. Например, если у производителей томограф можно было купить при пересчете на рубли за 16 миллионов, то в итоге техника обходилось и в 30, и в 50, и дороже.

Константин Чуйченко, руководитель контрольного управления Администрации Президента РФ: «Как правило, закупки производились по ценам, превышающим цены производителей в два-три раза».

Дмитрий Медведев, Президент РФ: «В два-три раза, то есть, на 200-300% дороже…»

Один из результатов проверки — расчет субсидий, которые предоставлялись регионам, делался на основе цен посредников. Существенные замечания — и к проведению конкурсов.

Константин Чуйченко, руководитель контрольного управления Администрации Президента РФ: «Конкурсная документация формировалась с нарушениями, и соответственно, основная задача этой документации зачастую направлена на то, чтобы обеспечить исключение честной конкурентной борьбы между производителями. В целом, в результате конкурсов мы наблюдали снижение цен от первоначальных всего лишь на один процент, это как правило. И на наш взгляд, при организации ряда конкурсов имела место коррупционная составляющая».

Конкретный пример — Ростовская область, закупки 2009 года. Томограф у производителя стоит в рублевом эквиваленте 34 миллиона 500 тысяч рублей. Британский посредник продает его за 71 миллион 700 тысяч. Стоимость возрастает более чем в два раза. Но и это не предел.

Константин Чуйченко, руководитель контрольного управления Администрации Президента РФ: «Далее появляется российский посредник, у которого уже оседает 18 миллионов 690 тысяч рублей, и на конце, в общем-то, мы имеем цену, составляющую 90 миллионов рублей 390 тысяч. Таким образом, у посредников осело 55 миллионов 890 тысяч».

Дмитрий Медведев, Президент РФ: «То есть, цена практически больше, чем в два с половиной раза, почти в три раза выше. И маржа этих посредников, как созданных в Великобритании, так и в России — кстати, вполне вероятно, что это одни и те же лица, просто в разных местах учрежденные фирмы, но одни и те же хозяева — составляет практически две цены томографа — 55 миллионов 890 тысяч рублей при цене у производителя 34 миллиона 500 тысяч рублей».

В ходе проверки специалисты встретились с производителями томографов. Выяснилось, что зарубежные компании готовы были бы обеспечить сервисное обслуживание и даже сделали бы скидку почти в тридцать процентов, если бы оборудование закупали централизованно.

Дмитрий Медведев, Президент РФ: «Это, на мой взгляд, не коррупционная составляющая, а абсолютно циничное, хамское воровство государственных денег. При этом люди, которые это все устраивают, они просто ни стыда, ни совести не имеют.

Понятно, что во время поставок существуют фирмы-посредники, они должны иметь свою прибыль, но нигде эта прибыль не измеряется сотнями процентов, да еще и на какой теме — на здравоохранении.

Я лично дам указание генеральному прокурору и руководителю Следственного комитета нашей страны для того, чтобы все, кто к этому причастен, понес серьезное, суровое наказание. Это терпеть больше нельзя, это то, что вызывает, во-первых, дикую ненависть наших людей, и во-вторых, вызывает или создает известный отрицательный авторитет у нашей страны. Когда всем известно, сколько стоит этот прибор, в России он появляется в три раза дороже, это роняет просто престиж государства и нашей экономики».

Контрольное управление Администрации Президента подготовило проект поручения, как совершенствовать закупку медицинского оборудования. Предполагается, что при составлении смет обязательно должны учитываться цены производителя. Речь может идти и об уполномоченных посредниках, чтобы исключить коррупционные схемы.

По итогам сегодняшней встречи Президент уже направил ряд поручений правительству. Так, премьер-министру Владимиру Путину поручено к 1 февраля будущего года сформировать «действенную систему мониторинга цен, предметов закупки, производителей и поставщиков медицинского оборудования и подготовить предложения о внесении поправок в законодательство о размещении заказов, разработать унифицированные технические требования к оборудованию и его сервисному обслуживанию».

Главе Минздравсоцразвития Татьяне Голиковой и руководителям регионов к 1 декабря поручено рассмотреть материалы Контрольного управления Президента и привлечь к ответственности «должностных лиц, виновных в неэффективном расходовании бюджетных средств при закупках медицинского оборудования».

Генеральному прокурору и главе СКП, а также министру внутренних дел, директору ФСБ, главам Росфинмониторинга и ФНС поручено разработать и реализовать на системной основе «комплекс совместных мер, направленных на усиление борьбы с преступностью в сфере закупок товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд, предусмотрев проведение межведомственных операций в отношении фирм-однодневок и фирм-посредников».

Кроме того, по распоряжению Президента, уже к 10 октября должна быть создана рабочая группа по контролю за эффективностью использования бюджетных средств, направляемых на закупку товаров, работ и услуг.

Источник

Административная ответственность за нарушения в сфере обращения лекарств, медицинских изделий и БАД: как это работает на практике

Дианова Яна

директор Департамента корпоративного и коммерческого права GRATA International (Москва)

специально для ГАРАНТ.РУ

С 23 января 2015 года вступили в силу значимые изменения в части ответственности за оборот фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биологически активных добавок (БАД), не соответствующих требованиям законодательства (Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. № 532-ФЗ (далее – Закон № 532-ФЗ). Во-первых, в Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Закон № 323-ФЗ) были включены определения терминов «фальсифицированные», «контрафактные» и «недоброкачественные» медицинские изделия, а в Федеральный закон от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» – определение фальсифицированных БАД. Во-вторых, были повышены меры административной ответственности за обращение фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных БАД. В-третьих, введена уголовная ответственность за производство лекарственных средств или медицинских изделий без специального разрешения (лицензии) (ст. 235.1 УК РФ), за производство, сбыт или ввоз на территорию РФ фальсифицированных или незарегистрированных лекарственных средств или медицинских изделий, а также фальсифицированных БАД и некоторые другие деяния (ст. 238.1, ст. 327.2 УК РФ).

Рассмотрим практические аспекты применения норм об административной ответственности, введенных Законом № 532-ФЗ, а также ранее действовавших норм КоАП РФ в отношении обращения медицинских изделий, лекарственных средств и БАД.

Нарушение правил в сфере обращения медицинских изделий

Нарушение установленных правил в сфере обращения медицинских изделий, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влечет административный штраф на граждан в размере до 4 тыс. руб., на должностных лиц – до 10 тыс. руб., на юридических лиц – до 50 тыс. руб. (ст. 6.28 КоАП РФ).

Напомним, что обращение медицинских изделий включает технические испытания, токсикологические исследования, клинические испытания, экспертизу качества, эффективности и безопасности медицинских изделий, их государственную регистрацию, производство, изготовление, ввоз на территорию РФ, вывоз с территории РФ, подтверждение соответствия, государственный контроль, хранение, транспортировку, реализацию, монтаж, наладку, применение, эксплуатацию, в том числе техническое обслуживание, предусмотренное нормативной, технической и (или) эксплуатационной документацией производителя (изготовителя), а также ремонт, утилизацию или уничтожение (ч. 3 ст. 38 Закона № 323-ФЗ).

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 6.28 КоАП РФ, рассматривают Росздравнадзор и его территориальные органы.

Как свидетельствует судебная практика, к ответственности по ст. 6.28 КоАП РФ предприниматели привлекаются, в частности, за:

Кроме того, до введения специальной ответственности за обращение фальсифицированных медицинских изделий административные штрафы на основании ст. 6.28 КоАП РФ налагались за поставку медицинских изделий, маркировка которых на упаковке содержала недостоверные сведения о медицинском изделии и его производителе, а также в отсутствие надлежащего регистрационного удостоверения на медицинские изделия (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 февраля 2015 г. № 17АП-18221/2014 по делу № А71-11803/2014).

Отказывая нарушителям в исках об отмене постановлений о привлечении к административной ответственности за нарушение правил в сфере обращения медицинских изделий, суды исходят, как правило, из того, что в силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо привлекается к ответственности за административное правонарушение, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Суды при этом руководствуются разъяснениями Пленума ВАС РФ (п. 16.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10).

Также суды не принимают во внимание аргумент привлеченных к ответственности лиц о том, что правонарушение может быть признано малозначительным, постольку поскольку в их действиях не содержится угроза причинения вреда здоровью и жизни человека, если не приведено каких-либо исключительных обстоятельств, позволяющих применить положения статьи 2.9 КоАП РФ, предусматривающей возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения.

В то же время, суды отменяют постановления контролирующего органа о привлечении к административной ответственности в случае, если в ходе рассмотрения дела устанавливают, что Росздравнадзор допустил существенное нарушение процедуры, установленной КоАП РФ, в частности (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2015 г. № 16АП-2861/2015 по делу № А20-1304/2015):

  • дело об административном правонарушении рассмотрено без участия лица, в отношении которого ведется производство по соответствующему делу (в нарушение ст. 25.1 КоАП РФ);
  • протокол об административном правонарушении составлен не в соответствии с требованиями, установленными ст. 28.2 КоАП РФ, уполномоченным органом не четко оформлены процессуальные документы, которые являются основными доказательствами при привлечении лиц к административной ответственности (в нарушение ст. 26.2, ст. 28.1, ст. 28.2 КоАП РФ).
Читайте также:  Медицинское оборудование из южной кореи

Существенный характер нарушений со стороны Росздравнадзора определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела. В частности, необеспечение права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту своих интересов при рассмотрении дела об административном правонарушении, признается существенным нарушением.

Обращение фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных БАД

Законом № 532-ФЗ КоАП РФ был дополнен ст. 6.33, устанавливающей административную ответственность за следующие правонарушения:

  • производство, продажа (реализация) или ввоз на территорию РФ фальсифицированных лекарственных средств либо фальсифицированных медицинских изделий;
  • продажа (реализация) или ввоз на территорию РФ контрафактных лекарственных средств либо контрафактных медицинских изделий, либо оборот фальсифицированных БАД, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния;
  • продажа (реализация) или ввоз на территорию РФ недоброкачественных лекарственных средств, либо недоброкачественных медицинских изделий, либо незаконные производство, продажа или ввоз на территорию РФ незарегистрированных лекарственных средств, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния.

Во всех случаях ответственность предусмотрена в форме административного штрафа на граждан в размере до 100 тыс. руб., на должностных лиц – до 600 тыс. руб., на ИП – до 600 тыс. руб. или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток, на юридических лиц – до 5 млн руб. или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Дела об административных нарушениях, предусмотренных ст. 6.33 КоАП РФ, рассматриваются судьями. В зависимости от состава правонарушения, предусмотренного ст. 6.33 КоАП РФ, составлять протокол об административном правонарушении могут должностные лица:

  • таможенных органов;
  • Росздравнадзора;
  • Роспотребнадзора;
  • Федерального медико-биологического агентства.

Практика привлечения к ответственности за правонарушения, предусмотренные ст. 6.33 КоАП, достаточно обширна и включает следующие основания для ответственности:

Розничная реализация аптечной организацией недоброкачественного лекарственного препарата – не соответствующего требованиям нормативного документа. Решение о наложении административного штрафа в размере 500 тыс. руб. суд мотивировал тем, что аптечная организация, осуществляя предпринимательскую деятельность в сфере оборота лекарственных средств, обязана осуществлять контроль качества реализуемых лекарственных препаратов, предпринимать все возможные меры для предотвращения реализации недоброкачественных препаратов, в том числе путем их исследования как собственными силами, так и силами привлеченных лиц, и ответственно подходить к выбору поставщиков препаратов, что организацией в данном случае сделано не было (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31 августа 2016 г. № Ф01-3410/2016 по делу № А39-6219/2015).

Оптовая реализация фармдистрибьютором фальсифицированного лекарственного средства, сопровождаемая ложной информацией о его составе и (или) производителе. Фигурант дела — ЗАО, имея лицензию на осуществление фармацевтической деятельности в сфере оптовой торговли и являясь крупным дистрибьютором фармацевтической продукции в 28 регионах России, было обязано и имело возможность проверить соответствие реализуемого им препарата на соответствие оригинальным упаковкам производителя и выявить вышеприведенные различия, однако допустило факты реализации фальсифицированных лекарственных препаратов. На него был наложен административный штраф в размере 1 млн руб. При этом суд не принял довод общества о том, что оно не располагает техническими возможностями для проверки лекарственных препаратов на подлинность. Суд подчеркнул, что общество должно организовывать не экспертизу качества лекарственных препаратов, а систему внутреннего контроля с целью предотвращении попадания фальсифицированных лекарственных препаратов в товарооборот. В частности, за счет подбора добросовестных поставщиков, подбора и постоянного контроля персонала для исключения любой возможности попадания «левого товара» и т. д. (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 апреля 2016 г. № 11АП-3231/2016 по делу № А65-28692/2015).

Реализация ИП препаратов, которые, согласно информации, доводимой до сведения потребителя, по способам применения (введения) и оказываемого действия на организм человека, фактически являются лекарственными средствами, однако не были зарегистрированы в установленном порядке. На предпринимателя в данном случае был наложен административный штраф в размере 100 тыс. руб. (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 мая 2016 г. № 15АП-6256/2016 по делу № А53-178/2016).

Поставка в медицинское учреждение медицинских изделий, маркировка которых содержала недостоверную информацию о наименовании изделий, моделях (исполнениях) и наименовании производителя и не соответствовала сопроводительной документации и регистрационному удостоверению. Несмотря на то, что в материалы дела было представлено заключение эксперта о биологической безопасности медицинского изделия, суд сделал вывод о том, что изделие не является безопасным, поскольку были установлены признаки фальсификации данного изделия. Поставщик был привлечен к административной ответственности в виде штрафа в размере 500 тыс. руб. (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 мая 2016 г. № 18АП-4873/2016 по делу № А07-409/2016).

При этом хранение в аптечном пункте в материальном шкафу вместе с другими препаратами лекарственного препарата, который подлежал изъятию из обращения и возврату поставщику (производителю) на основании письма Росздравнадзора из-за несоответствия требованиям нормативной документации, было признано судом правонарушением, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ (нарушение изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований технических регламентов), а не ст. 6.33 КоАП РФ. Это же относится к хранению в холодильнике вне карантинной зоны лекарственных препаратов с истекшим сроком годности (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 сентября 2015 г. № 20АП-4064/2015 по делу № А09-5240/2015).

В то же время, арбитражные суды отказывали в привлечении к административной ответственности в следующих случаях:

Торговля БАД, не соответствующих требованиям Технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» (ТР ТС 021/2011), не признавалась оборотом фальсифицированных пищевых добавок, если предпринимателем или организацией были предприняты зависящие от них разумные и достаточные меры для подтверждения легальности реализуемых ими БАД (постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 10 мая 2016 г. по делу № А39-6528/2015, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 марта 2016 г. № 08АП-946/2016 по делу № А46-12947/2015) – в частности, от поставщика (производителя) получены декларации соответствия (декларации качества), сертификаты соответствия на товар (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2016 г. № 13АП-13191/2016 по делу № А56-351/2016).

При изъятии проб недоброкачественных лекарственных средств и составлении протокола об административных правонарушениях территориальный орган Росздравнадзора нарушил требования КоАП РФ (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 июня 2016 г. № 13АП-10571/2016 по делу № А21-9765/2015).

Территориальный орган Росздравнадзора не представил документальные доказательства того, что в состав реализуемого средства входят компоненты, оказывающие лечебное действие, и, соответственно, оно является лекарственным средством, подлежащим государственной регистрации (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 23 марта 2016 г. № 04АП-332/2016 по делу № А19-17390/2015).

На основании судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности за нарушения в сфере обращения лекарственных средств, медицинских изделий и БАД можно сделать следующие выводы.

Хотя статья 6.33 КоАП РФ, предусматривающая административную ответственность за обращение фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных БАД, введена сравнительно недавно, территориальные органы Росздравнадзора достаточно активно возбуждают дела об административных правонарушениях на основании данной статьи, а суды, как правило, назначают штрафы в крупных размерах (от 500 тыс. до 1 млн руб.).

Подход судов применительно к критериям для определения объективной стороны административных правонарушений различается в зависимости от того, идет ли речь об обращении фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных лекарственных средств или обороте фальсифицированных БАД. В первом случае суды исходят из того, что профессиональные субъекты обращения лекарственных средств, включая аптечные организации и фармдистрибьюторов, должны предпринимать все возможные меры для предотвращения реализации недоброкачественных и фальсифицированных препаратов, в том числе путем надлежащей проверки и подбора добросовестных поставщиков. В случае же реализации БАД, которые признаются фальсифицированными, для того, чтобы избежать ответственности, предпринимателю или организации достаточно доказать, что имеются документы о подтверждении соответствия данных БАД, и не требуется самостоятельно проводить проверку их качества.

Суды отказывают в привлечении к административной ответственности в случае, если территориальные органы Росздравнадзора допустили существенные процедурные нарушения требований КоАП РФ в ходе проверок ИП и организаций. В связи с этим важно обеспечить квалифицированную юридическую поддержку как в ходе соответствующих проверок, так и при оспаривании в дальнейшем постановлений контролирующих органов о привлечении к ответственности.

Источник

Что необходимо учесть в закупках медизделий

Закупки медизделий всегда вызывают много вопросов и жалоб в ФАС. Ограничение в закупках этих товаров регулируется ПП РФ №102. В статье расскажем особенности постановления, и как оно применяется на практике.

иллюстратор — Маргарита Федосеева

Изменения в 2021 году

ПП РФ №967 утратило свою силу, но его продолжают применять в закупках, которые разместили до 07.02.2021 г.

ПП РФ №76 внесло изменения в ПП РФ №102 и оно теперь состоит из:

— перечня №2 товаров одноразового применения,

— показателей локализации собственного производства.

Новая версия постановления действует с 07.02.2021 г.

Ограничения и условия допуска

Заказчик отклоняет все заявки с иностранным товаром, если подано не менее двух заявок, которые соответствуют требованиям закупки. Медизделия, независимо от перечня, должны быть из ЕАЭС и иметь разных производителей.

Если товары из перечня №2, то дополнительно учитывается:

  • что процентная доля итоговой стоимости использованных иностранных материалов соответствует показателю локализации,
  • есть документ, который подтверждает, что собственное производство соответствует требованиям ГОСТ ISO 13485-2017 «Межгосударственный стандарт. Изделия медицинские. Системы менеджмента качества. Требования для целей регулирования».
Читайте также:  Куплю оборудование для производства стеклопластиковой арматуры

Если никого не отклонили, то применяется Приказ №126н.

Когда применяется

  • В любых конкурентных процедурах.
  • Предметом одного контракта или лота могут быть только те товары, которые входят в перечень №1 или в перечень №2.
  • Если закупаются изделия из перечня №2, необходимо рассчитать НМЦК по методике Приказа Минздрава России № 759н и Минпромторга России № 3450 от 04.10.2017.

Когда не применяется

Если изделие по перечню №1 закупается на территории иностранного государства, чтобы обеспечить свою деятельность.

Как подтвердить

Страна происхождения подтверждается сертификатом СТ-1. Процентная доля — актом экспертизы.

Можно ли заменить товары при поставке

Если при выборе победителя применили правило «Третий лишний«, то во время исполнения контракта нельзя заменить:

  • производителя,
  • медизделия не из ЕАЭС,
  • процентную долю.

Распространяется ли на закупки по 223-ФЗ

ПП РФ №102 применяется только в закупках по 44-ФЗ. В 223-ФЗ нацрежим регулируется ПП РФ №925 и ПП РФ №878.

Можно ли разместить товары с разными ОКПД2 в одном лоте

Если заказчик планирует применить в закупке ППРФ №102, то не сможет объединять в одном лоте медизделия, которые включены и не включены в перечень №1 либо в перечень №2.

Обязан ли заказчик ограничить закупку и использовать наименование продукции, а не только код

Заказчики иногда указывают не точное наименование, как в классификаторе ОКПД2. Например, заказчик использует при описании объекта закупки КТРУ 32.50.11.000-00000068 — Наконечник бормашины стоматологической, пневматический и такое же наименование. Этот КТРУ относится к ОКПД2 32.50.11.000 Иглы корневые, на который распространяется ПП РФ №102. В таком случае заказчик обязан прописать ограничение и на наконечник бормашины.

Можно ли в одной закупке установить два ограничения

Применение того или иного постановления зависит от ОКПД2 или КТРУ, который заказчик использует при описании объекта закупки. Если товар попадает в перечень, то заказчик в документах закупки указывает ссылку на правовой акт.

Такие формы национального режима, как запрет и ограничения, заказчик вместе установить не может. Либо только запрет, либо только ограничение. А вот ограничение вместе с условием допуска можно установить.

Например, ОКПД2 32.50.50.000 входит в перечень

Отклонят или нет, если во всех заявках один производитель

Нет, так как нет условий для применения ПП РФ №102. Если никого не отклонили, то применяется Приказ №126н. Участник декларирует страну происхождения. Если вы не приложили декларацию, то заявка считается иностранной. В случае победы из вашей цены вычтут 15% или 20%.

Нужно ли получать СТ-1 для подтверждения товара из Беларуси

Товар из Беларуси считается отечественным. Его происхождение подтверждается СТ-1, если в закупке применяется ПП РФ №102.

Сертификат СТ-1 может быть:

  • разовый, если выдается участнику закупки,
  • годовой, если выдается производителю. Годовой сертификат не выдается на изделия из кодов ОКПД2 26.60.11.111 — 26.60.11.113, 26.60.11.120 .

Порядок выдачи сертификатов СТ-1 для ПП РФ №102 регулируется Приказом ТПП от 10.04.2015 № 29.

Практика ФАС

Подходит товар только одного производителя

Поставщик сравнил характеристики не менее пяти производителей и решил, что техническим характеристикам заказчика соответствует только один производитель товара.

Провел изучение рынка ультразвуковых сканеров и сделал вывод, что техническому заданию соответствуют не менее двух моделей разных производителей медицинского оборудования. При формировании технического задания использовал минимальные и максимальные показатели.

Участником закупки могло выступить любое лицо, которое готово поставить товар, в том числе и не производитель. Установление определенных характеристик к товару не должно удовлетворять всем существующим на рынке вариантам. Доводы жалобы не нашли своего подтверждения, так как заявитель не представил доказательств, что товар производит только один производитель.

Можно ли закупить шприцы, которые рекомендуют зарубежные производители

ПП РФ №102 не может быть применено, поскольку заказчик установил требование: «Шприц должен быть рекомендован к использованию с насосами марки Перфузор». В числе шприцов, совместимых с данными шприцевыми насосами, значатся шприцы исключительно зарубежных производителей, что фактически исключает возможность поставить шприцы отечественного производства.

Например, к аппаратам multiFiltrate Fresenius установлен перечень совместимых с данным оборудование шприцов — BD Perfusion, BD Plastipak, Braun Omnifix, Braun Perfusor, Braun Omnifix, Didactic Line, Fresenius Injectomat, Map Gliss, Monoject, Terumo, Monoject, Didactic Perfusion, Dipomed Spritze, Fresenius P Spritze, Tutoject, Braun Perfusor.

В аукционной документации не используются конкретные марки производителей шприцев, что свидетельствует о возможности поставить товары широкого круга производителей.

Заказчик не представил информации, что подходят товары из ЕАЭС. Это ограничивает число участников, которые готовы поставлять товар из ЕАЭС и и делает невозможным применять ПП РФ №102.

Жалоба была признана обоснованной. В действиях заказчика нашли нарушения и выдали предписание.

Ответим на вопросы

Эксперты ответят на ваши вопросы по теме статьи в первые сутки после публикации. Потом отвечают только участники закупок, а вопрос экспертам можно задать в специальной рубрике .

Источник

Нарушения при закупке медицинского оборудования

ведущий юрист компании

Одной из самых острых тем при обсуждении недостатков существующей системы госзаказа является ценообразование, а точнее – необоснованно высокие цены при продаже товаров государству (вспомним резонансные дела о закупке томографов). Предлагаются различные решения, направленные на оптимизацию бюджетных расходов, в том числе связанные с порядком определения начальной цены. Но, как показывает опыт нормотворчества, они не всегда эффективны.

Целью настоящей статьи является правовая оценка существующего порядка определения начальной (максимальной) цены контракта (лота) (далее – начальная цена) на поставку медицинского оборудования. На примере действующих нормативных актов мы рассмотрим, какие пределы существуют в регулировании ценообразования, какие правовые механизмы приносят эффект, а какие недостаточно используются.

Методика расчета и ее эффективность

Правила определения начальной цены основаны на нормах ст. 19.1 Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о размещении заказов, Закон). Указанная статья Закона устанавливает источники информации для расчета начальной цены и обязанность заказчика обосновать цену в документации об аукционе, конкурсной документации, извещении о проведении запроса котировок.

Закон о размещении заказов предусматривает открытый перечень источников информации для расчета начальной цены, среди которых − данные государственной статистической отчетности, официальный сайт, реестр контрактов, информация о ценах производителей, общедоступные результаты изучения рынка, исследования рынка, проведенные по инициативе заказчика (уполномоченного органа), и иные источники информации. Заказчик может получить информацию о ценах из любого источника по своему усмотрению, а также осуществить свои расчеты начальной цены. Заказчик вправе использовать любые способы раскрытия информации о расчете начальной цены в документации о торгах[1].

Важно отметить, что Закон о размещении заказов не устанавливает методику расчета, не регламентирует порядок определения цены. Заказчик на основании полученной информации по своему усмотрению сам рассчитывает начальную цену.

В качестве исключения из указанных выше правил п. 4 ст. 19.1 Закона предусматривает право Правительства РФ определять порядок формирования цены в отношении закупок отдельных товаров, том числе устанавливать закрытый перечень источников информации о ценах. Правительство утвердило порядок расчета начальной цены для закупок медицинского оборудования[2], который в целом отражает подход государства к проблеме определения начальной цены.

Напомним вкратце механизм, разработанный Правительством.

Постановление № 881 разрешает заказчикам использовать только два источника информации:

• предложения о ценах на медицинское оборудование, полученные от производителей медоборудования и (или) уполномоченных представителей производителей медоборудования;

• реестр государственных контрактов, размещаемый на официальном сайте (http://www.zakupki.gov.ru/).

Заказчик обязан в первую очередь использовать информацию от производителей, а при ее отсутствии (или при предоставлении только одного предложения) должен использовать информацию из реестра контрактов. Лишь в случае отсутствия информации из этих источников заказчик вправе осуществить самостоятельный расчет начальной цены.

Методика расчета заключается в выведении средней цены, выше которой заказчик не вправе установить начальную цену. Для этого заказчик направляет запросы с подробным описанием предполагаемого к закупке оборудования не менее пяти производителям соответствующего медоборудования, которые выбираются заказчиком по своему усмотрению, в том числе с использованием базы данных зарегистрированных изделий медицинского назначения. На основании полученных ответов заказчик рассчитывает среднюю цену.

При использовании данных реестра государственных контрактов заказчик находит не менее пяти контрактов на поставку аналогичного оборудования, исполненных в текущем и предшествующем годах, и определяет среднюю цену исходя из цен исполненных контрактов.

Установлены достаточно жесткие правила расчета начальной цены, призванные исключить закупки медоборудования по завышенным ценам. Насколько эффективен такой механизм?

Для ответа на этот вопрос посмотрим, как российский законодатель определяет цены и какие последствия связываются с определением цены (т.е. каковы правовые функции цены).

С точки зрения гражданского законодательства (п. 1 ст. 424 ГК РФ) существуют два вида цен:

• свободные (рыночные), определяемые сторонами самостоятельно; принуждение к заключению сделки по определенной цене, как правило, не допускается, и

• регулируемые, устанавливаются исключительно в случаях и в порядке, предусмотренном законодательством (например тарифы естественных монополий); стороны сделки, как правило, не могут изменить своим соглашением эти цены.

Цены на торгах при размещении заказа для государственных нужд являются свободными. Исполнение государственного контракта оплачивается по цене, определенной по соглашению сторон. Только это соглашение формируется в особом порядке (на торгах): заказчик объявляет о приобретении определенного товара, участники процедур размещения заказа делают предложения (заявки), а заказчик обязан заключить договор с участником, сделавшим наилучшее предложение.

Принцип формирования цены на торгах по соглашению сторон имеет существенное значение для определения начальной цены: заказчик должен определить начальную цену так, чтобы обеспечить возможность заключения контракта. Этот принцип определяет содержание норм Закона о размещении заказа, связанных с ценой лота, ограничивая законодателя в установлении произвольных правил. Соответствующие нормы Закона не предписывают, какая цена лота должна быть установлена, а описывают различные правовые последствия ее определения в том или ином размере:

Читайте также:  Мясные деликатесы производство оборудование

• цена лота является критерием применения отдельных процедур размещения заказа – запроса котировок[3], размещения у единственного поставщика[4];

• цена лота является критерием применения специальных нормативных актов, например, правила определения цены, установленные Постановлением № 881, обязательны при закупке медоборудования на сумму более 500 тыс. рублей;

• от цены лота рассчитывается размер обеспечения заявки, обеспечения исполнения контракта и гарантии поставщика[5]; при определенной цене лота требование об обеспечении исполнения контракта становится обязательным[6];

• шаг аукциона определяется в процентах от цены лота[7];

• цена лота влияет на сроки проведения процедур размещения заказа[8];

• цена лота позволяет устанавливать дополнительные требования к участникам, например, в области строительства при цене контракта (лота) более 50 млн рублей можно предъявлять дополнительные требования к опыту; сам опыт также определяется через цену лота – сумма предыдущих контрактов должна составлять не менее 20% начальной цены на торгах[9];

• при размещении заказов среди субъектов малого предпринимательства Правительством РФ устанавливается максимальная начальная цена[10];

• от цены контракта зависят правила его изменения[11].

Особо следует упомянуть случаи предоставления преференций для продукции российского происхождения[12], учреждений и предприятий уголовно-исполнительной системы, организаций инвалидов[13]. В указанных случаях нормативное предписание непосредственно влияет на определение цены контракта с победителем торгов, однако это делается косвенным образом – заказчик самостоятельно определяет начальную цену, участник торгов самостоятельно определяет свое ценовое предложение, а нормативные акты предусматривают применение понижающих и повышающих коэффициентов, которые дают соответствующим участникам торгов преимущества при оценке заявок и заключении контрактов.

Нормы самой ст. 19.1 Закона о размещении заказов, следуя той же логике, обеспечивают формирование такой начальной цены, с которой могут согласиться потенциальные участники торгов. Поэтому заказчику предоставлена значительная свобода усмотрения – свобода в выборе источников информации о цене и в методике расчета. Заказчик может определить начальную цену так, чтобы одновременно учесть свои потребности и обеспечить ценовые условия, выгодные для потенциальных участников торгов, гибко подходить к учету ситуации на рынке.

Постановление № 881, наоборот, не следует логике «мягкого регулирования» цены, оно устанавливает обязательные правила расчета, которые не всегда могут отражать специфику конкретных закупок или ситуации на определенном рынке.

Злоупотребление : способы противодействия

Конечно, свобода усмотрения заказчика не исключает возможности злоупотреблений в виде завышения цены. Постановление № 881, казалось бы, исключает возможность такого завышения. Но это не совсем так: недобросовестный заказчик найдет возможность для злоупотреблений, формально исполняя требования данного акта.

Причина этого – в «трафаретности» норм Постановления № 881. Они устанавливают не методику анализа цен на рынке, а скорее методику отбора сведений. При желании можно так отобрать производителей (их дистрибьюторов), чтобы получить предложения только о самых дорогих видах медоборудования на рынке, а в случае сговора с поставщиками все предложения о цене могут быть существенно завышенными. Средняя цена тогда будет существенно выше, чем средняя рыночная. Заказчик может некорректно искать информацию в реестре контрактов и найти примеры контрактов с существенно завышенными ценами. При закупке сложного оборудования это вполне возможно, так как заказчик может «подгонять» требования к своей закупке под условия контрактов с завышенными ценами.

В этом и есть недостатки «трафарета»: как добросовестный, так и недобросовестный заказчик может достаточно произвольно выбрать пять примеров закупок по высокой цене и из них вывести завышенную среднюю цену.

Постановление № 881 достигает своей цели только в одном – заказчику сложно определить начальную цену исходя из максимального ценового предложения на рынке, при выведении средней цены практически неизбежно должно происходить некоторое снижение начальной цены.

Но всегда ли снижение цены является благом для заказчика?

Некорректное определение цены (занижение) затрудняет достижение соглашения с потенциальными участниками торгов, которые потеряют интерес в поставке товаров заказчику. Завышение начальной цены не ограничивает возможность заключения контракта (скорее наоборот – стимулирует участников), но зачастую связано с недобросовестным поведением сторон и приводит к необоснованным тратам бюджетных средств.

Для борьбы с недобросовестным поведением законодательство предусматривает разные способы. Можно пытаться ограничить максимальные цены при закупке товаров для государственных нужд, но тогда есть риск предложить участникам рынка условия, которые будут невыгодны. Это приведет к отсутствию на торгах большого числа участников, к снижению состязательности между ними и, соответственно, уровня конкуренции.

Другой способ – обеспечение прозрачности процедур на торгах, возможности участия в торгах максимального числа участников, что неизбежно должно привести к конкуренции между ними и снижению изначально завышенной цены до минимального уровня, который может быть предложен рынком. Представляется, что данный способ значительно эффективнее первого, так как обеспечивает действительную конкуренцию и не искажает «сигналы рынка». Только так обеспечивается одновременная реализация целей законодательства о размещении государственного заказа, провозглашенных в п. 1 ст. 1 Закона о размещении заказов:

• эффективное использование средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования и

• расширение возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции.

В Постановлении № 881 реализован первый способ противодействия – начальная цена принудительно ограничивается. Негативный эффект такого решения усиливается следующими факторами.

Во-первых, в соответствии с Постановлением № 881 производители (дистрибьюторы) делают предложения о цене медоборудования, по которой они готовы осуществить поставку, а не предложения для установления начальной цены. Поступившие ответы не являются офертами, данные лица не обязаны участвовать в торгах и поставлять медоборудование. Заказчик определяет начальную цену торгов как среднюю, и все потенциальные поставщики, сделавшие предложения выше, скорее всего, откажутся от участия в торгах, а те компании, которые сделали предложения в пределах начальной цены, могут и не выйти на данные конкретные торги. Заказчик, стремясь к более выгодной цене, придет к несостоявшимся торгам и будет вынужден поднимать начальную цену для привлечения к торгам участников. Без нового расчета начальной цены Постановление № 881 позволяет в таком случае увеличить начальную цену только на 10%.

Во-вторых, Постановление № 881 стимулирует недобросовестное поведение потенциальных поставщиков: цены могут изначально завышаться с целью установления максимально выгодной начальной цены или искусственно занижаться для устранения на торгах конкуренции с производителями иного медоборудования.

В-третьих, и это самое важное, порядок расчета начальной цены в Постановлении № 881 полностью игнорирует такой важный аспект, как соотношение цена − качество. Для аукционов и запроса котировок это не так актуально, так как заявки с предложением стандартизированного товара будут сравниваться исключительно по цене. Но в отношении ряда видов медоборудования, в том числе очень дорогого, заказчик вправе проводить конкурсы, на которых оценивается не только цена, но и качественные характеристики. Более высокая цена предложения может объясняться более высокими потребительскими свойствами товара, которые, в свою очередь, обеспечивают бóльшую эффективность вложения бюджетных средств (например, такое оборудование более производительно, дольше прослужит).

Механизм определения начальной цены лота на медоборудование исключает сравнение по качественным характеристикам; выведенная средняя цена неизбежно делает неинтересным участие в конкурсе для производителей более качественной и дорогой продукции. Необязательность применения правил Постановления № 881 для закупок медоборудования на конкурсе могло бы решить эту проблему.

Механизм госзакупок требует совершенствования

В завершение отметим следующее:

· Постановление № 881 является примером ценового регулирования, которое противоречит общей логике гражданского законодательства и Закона о размещении заказов в данных вопросах. Устанавливая детальные правила расчета, ограничивая усмотрение заказчика, указанный акт затрудняет размещение заказа, препятствует заказчикам в определении условий закупки, наиболее полно удовлетворяющих их потребности. Польза от снижения начальных цен, на которое нацелено Постановление № 881, может быть нивелирована недобросовестными заказчиками и участниками торгов. Все это существенно снижает результативность решений, реализованных в Постановлении № 881;

· эффективность цены размещения госзаказа должна основываться на совершенствовании конкурентных процедур, а не на установлении ценовых барьеров;

· пример других стран, в частности Европейского Союза[14], показывает, что современным приоритетом в совершенствовании механизма госзакупок является переход от установления минимальной начальной цены закупки к оптимизации расходов в течение всего жизненного цикла закупки. Такой переход возможен, если при закупке будет анализироваться соотношение цены и качества различных предложений, если начальная цена лота будет привлекательна для лучших поставщиков инновационного оборудования самого высокого качества. Ценовой критерий, который заложен в Постановлении № 881, не позволяет анализировать эффективность закупки с этой позиции. Необходимы более совершенные методики анализа эффективности закупки в целом.

[1] По вопросу применения ст. 19.1 Закона о размещении заказов существует ряд разъяснений ФАС России, в частности письма от 13 июля 2011 г. № АЦ/27041, от 13 февраля 2012 г. № ИА/4177.

[2] Постановление Правительства РФ от 3 ноября 2011 г. № 881 «О порядке формирования начальных (максимальных) цен контрактов (цен лотов) на отдельные виды медицинского оборудования для целей их включения в документацию о торгах на поставку такого оборудования» (далее – Постановление № 881).

[3] Пункт 2 ст. 42 Закона.

[4] Пункт 14.1 ст. 55 Закона.

[5] Пункт 5 ст. 32, подп. 9 п. 4 ст. 34 и другие нормы Закона.

[6] Подпункт. 15.2 п. 4 ст. 22 и другие нормы Закона.

[7] Пункт 4.1 ст. 37, п. 5 ст. 41.1 Закона.

[8] Пункт 1 ст. 28, п. 2 ст. 41.5, п. 1 ст. 45 Закона.

[9] Пункт 2.1 ст. 11 Закона.

[10] Пункт 1.1 ст. 15 Закона; Постановление Правительства РФ от 17 марта 2009 г. № 237.

[11] Пункты 6, 6.2, 6.3 ст. 9 Закона.

[12] Пункт 3 ст. 13 Закона.

[13] Пункт 1 ст. 14, подп. 12 п. 4 ст. 21 Закона.

Источник